Дом Забвения

Объявление

Мы рады приветствовать вас в «Доме Забвения»: гостинице-борделе, которая расположена в старинном палаццо четырнадцатого века. Вашему вниманию предоставляются любые услуги интимного характера, мы готовы осуществить ваши самые извращенные желания. Те желания, о воплощении которых вы могли только мечтать, здесь находят свою самую смелую реализацию. О посещении этого места говорить не принято, но воспоминания о нём останутся с вами навсегда.
RPG "Дом Забвения" является авторской игрой и прямого отношения к реальной Венеции не имеет, политическое устройство упрощено до пределов одного города, то есть он является федеральным центром с действующим внутри него политическим устройством.

Основатели проекта

Stephan del Sarto
Loran de Sore

Администрация

Гаспар Тоцци 378566176
Заместитель главного администратора.

Алекс Яфарзадех 410669609
администратор, ответственный за техническую часть форума.

Красс Фогран 675435985
модератор, ответственный за порядок и взаимопонимание.

Виктор Рин
модератор, ответственный за проверку анкет, конкурсы, акции.

● Система игры: эпизодическая
● Принимаются только МУЖСКИЕ персонажи.
● Приём андрогинов и трансов строго ограничен.
● Игровое время: 2017 год.

Рейтинг игры: NC-21 (18+).
Просим воздержаться от регистрации лиц, не достигших совершеннолетия.

● Для каждого нового игрока на постоянной основе действует акция Удачный старт!
● На дворе холодный и сырой сентябрь. Печаль-беда. И раз так, то на подобной ноте приостановлен приём гетеро и асексуалов.
● Для всех желающих есть тема Акция наоборот

Аромат твоей страсти… Вкус твоего безумия.

Когда-то, в далеком XVIII веке, Венеция была рассадником похоти и разврата, миром интриг и иллюзий, продажной любви и безграничного рабства... Но эти времена давно канули в небытие.
Венеция, наши дни.
Одно из старинных палаццо было выкуплено богатым аристократом, который решил вернуть в этот мир то, что казалось, было утеряно навеки.
«Дом Забвения», частный клуб для богачей со всего мира, скрывает за своими стенами далеко не такое безобидное местечко, как могло бы показаться на первый взгляд…
«Casa del oblivion» - закрытый клуб для тех, кто готов попробовать поистине новые ощущения. Готовы ли вы всецело окунуться в мир роскоши, грехопадения и неограниченных возможностей?...

Данные темы помогут новичкам быстро проникнуться духом ролевой, получить представление о подходе к игре и написанию анкеты:



Данные темы будут полезны, как участникам ролевого форума, так и новичкам:

Данные темы помогут лучше разобраться в авторском мире "Дома Забвения" и приступить к созданию персонажа:

Если вы успешно прошли принятие, вам следует отметиться в следующих темах:






LYL Рейтинг Ролевых Ресурсов
: Leprosorium Неополис Zentrum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дом Забвения » Партнёрство » Manhattan


Manhattan

Сообщений 61 страница 66 из 66

61


http://s4.uploads.ru/rLnbV.png

http://s4.uploads.ru/Th8Cx.png
Мэ-ди-сон.
Дикое имя. Какой идиот мог назвать дочь так? «Мэд-и-сон». Безумная мечта*. Его брат весьма вольно относился к своей семье, а на родственные отношения ему всегда было плевать. Грэм передёрнул плечами, словно сбрасывая с себя наваждение – избавляясь от дурного сна, - и усмехнулся: много лет он мечтал, чтобы Эйдан сдох, растворился, рассыпался пылью.
А теперь думает о том, каким хреновым  тот был отцом, что заставил свою дочь расти в нелюбви. Они были похожи – он и малышка Мэдди, сходящая с ума от одиночества среди близких людей. Родители всегда любили Эйдана, потому что он старший. Они любили Фанни, потому что она младшая.
Ингрэма не любил никто, потому что он – проблемный. Заячья губа, дурной характер, то и дело операции, которые стоили немало… да мало ли было поводов, чтобы слать своего ребёнка на хер?
Он любил Мэдисон, потому что она была его девочкой, даже если не он спал с Алессой, чтобы её  зачать. Мэдди была нужна только ему, и это знание пьянило.
В жизни Монтгомери были радости совсем иного толка, нежели семья. Например, наблюдение за тем, как всё вокруг Эйдана рушится, превращаясь в пепел. Как он умирает, а потом воскресает, как превращается из надменной сволочи в жалкое подобие самого себя.
И если пять лет назад он не пустил пулю ему в физиономию, а сейчас они более-менее общались, это не значит, что Грэм воспылал к брату любовью.
Любви не существует.
Может быть, симпатия к Монстру, с которым они переписывались, но любовь – это для тех, кто пускает слюни на подушку, видя во сне очаровательных овец.
Овец Грэм видел в жизни – не впечатлился, слюни не потекли. Противоречия сводят с ума. Сначала он думает о том, что Алесса – самая хуёвая мать года – и Эйдан – говно на палочке – должны были любить и обожать дочь, а потом признает, что никто никому ничего не должен.
Даже овечкам, которые полночи прыгают через забор, задевая пушистым брюхом веретено. Мэдисон станет старше и утопит свою жизнь в комплексах, в отношении с мужчиной, который годится ей в отцы. А почему? Потому что у неё в жизни не было мужчины, который смог бы о ней позаботиться, который смог бы её полюбить и воспитать. И даже Грэм не мог заменить Мэдс отца.
Потому что он был её дядей, который думает о прыгающих через препятствие овцах. Белых и чёрных, а к утру – фиолетовых и розовых.

читать продолжение: «snow patrol»

Любимый дядюшка. Эк как звучит, правда? Если слегка отрешиться от моего персонажа, то я ничуть не слукавлю, сказав, что люблю своего чудесного дядю всем сердцем, как и любого другого из членов своей безумной семьи. Тому, что этот пост станет особенным и получит свое внимание со стороны всех остальных жителей неспящего острова, я обрадовалась, но притом нисколько не удивилась. Он невероятный ровно настолько, насколько невероятен ты сам, Грэм, и то, что ты делаешь. Серьезно, для этого ведь нужно какое-то особое умение: так ворваться, так непринужденно навести шороху, так легко взбаламутить мои застоявшиеся без вдохновения мысли. Десять месяцев? Разве это срок для таких постов? Я не совру, если скажу, что эмоции, которые преследовали меня все то время, что я, будто захлебываясь, читала сначала только твой ответ, а затем и весь эпизод в связке, стоили каждого месяца ожидания. Каждое слово искупало их. Я уже сказала тебе лично, как сильно обрадовалась этому посту и как мгновенно метнулась писать на него ответ, но думаю, что нелишним будет повторить еще раз: это - один из тех немногих случаев, когда пост сумел выдернуть меня из унылой реальности, собственных мыслей и переживаний и вновь погрузить в безумную любовь к каждому члену этой истории. К своему персонажу. К твоему персонажу. Ко всему, что составляет мои воспоминания о Манхэттене и семье Монтгомери. И это - высший пилотаж.
Спасибо, что подарил мне эти эмоции. Ты заслужил эту награду и мои горячие поздравления больше, чем кто-либо другой. Чуешь мои крепкие обнимашки? Если нет, то надеюсь, что сейчас уж точно почувствуешь, потому что я крепко обнимаю и еще раз поздравляю тебя, дядюшка. Боюсь, мне не удалось по-настоящему красноречиво описать все, что я думаю, но надеюсь, что ты все равно поймешь, как много для меня значит эта награда и то, что ты получил ее за нашу с тобой игру. Люблю-целую-Мэдс. Вечно твоя. Пельмешка.
   
(с) Мэдисон
Единственный в моей Вселенной Тёмный Лорд. Да-да, это ты, Грэм. И посмотри, чья симпатичная физиономия сегодня в таблице? Мне чертовски повезло, я могу любоваться ею каждый день, но иногда нужно порадовать и других, верно? Поэтому только справедливо, что этот пост ты написал не для меня. Всё, что ты пишешь мне, слишком хорошо, чтобы можно было так просто взять и выбрать лучшее. Оно восхитительно.
Ты - восхитителен. Возможно я не говорю тебе этого так часто, как следовало бы, но это не худший повод напомнить тебе, как я люблю тебя и всё, что ты делаешь. Мой талантливый, яркий, сварливый, эксцентричный, серьёзный, инфантильный, дотошный, но всегда неподражаемый. Твой стиль знают и любят многие на Манхэттене. Армия твоих поклонников может спать спокойно - Великий и Ужасный Грэм в надёжных лапах своего Чудовища.
Спасибо тебе за посты, за нескончаемое вдохновение и разнообразие сюжетов, за готовность к экспериментам (ты знаешь, как я люблю это), за то, что ты - исключительно терпеливый и нежный чудовищевод. 
Поздравляю тебя, родной. Не с лучшим постом, потому что для меня каждый твой новый пост - лучший. Поздравляю с тем, что целую неделю мы будем чествовать тебя - это здорово!
   
(с) Эмори
Всегда немного волнительно в такие моменты - в шапку попадает пост кого-то, с кем связан ты и твоя история.
И пусть мы так и не сыграли с тобой с этих профилей, я все равно слежу за своей семьей и радуюсь достижениями каждого из ее членов. Спасибо, что когда-то взялся воплотить образ одного из братьев Монтгомери - он одновременно так контрастирует с остальными больными искалеченными членами большой семьи, и так им подходит. Спасибо за взгляд со стороны на своих родственников - это крайне интересно и, как я уже писала, вдохновляюще.
Лучше ребят выше мне не сказать, но я все равно хочу отметить твое умение перевоплощаться - разнообразие твоих образов поражает, мне остается только пожелать, чтобы вагончик всех идей, которые живут в твоей голове, ожил и каждый из задуманных тобой героев получил свое воплощение в строках новых захватывающих игр.
   
(с) Алесса

https://66.media.tumblr.com/4503d7e6cfca3cf942d150e14e1d4500/tumblr_octdw9l2iT1us77qko1_1280.png

http://s3.uploads.ru/wU6Oo.png
Нил

http://se.uploads.ru/J2Yh4.png
Джастин

http://s8.uploads.ru/dJXVZ.png
Летиция

https://68.media.tumblr.com/1f8a2097dcfb398c16b582d842c9025b/tumblr_ordjjzA1iB1us77qko6_75sq.png
Лианна

https://68.media.tumblr.com/2b2e5e691ab914772b5a4e5cccde8db9/tumblr_ordjjzA1iB1us77qko5_75sq.png
Рик

http://se.uploads.ru/6ZrcW.png
Гильермо

http://se.uploads.ru/bzNsL.png

Бей или беги.
Наркотики бились через стену годами; Том убегал. Психологи – неделями; Том убегал. А Тайлер – просто ебаный читер, который – так-то, по сути – не сделал абсолютно ничего, чтобы сломить стену. Просто тридцать пять с лишним лет назад в матке Сойер одна клетка разделилась на две и этого оказалось достаточно, чтобы барьер, не чувствуя ничего чужеродного, пропустил внутрь Тайлера, перепутав его с Томом. Смотри, копайся, я тебе всё тут покажу.
Беги.
Эллрой отводит глаза, чувствуя, как сердце медленно пытается прийти в себя. Он растерян и зол, потому что это чужой человек. Чужой. Холодный разум видит все отличия, сознание формирует все «да» и «нет», с воинской краткостью и четкостью оттарабанивает рапорт. Том моментально начинает жалеть о содеянном, традиционно ненавидеть себя и молча материть, но тут приходит беспощадная сука биология и выбивает мозгу нахуй все зубы. Природа, по определению сильнее рассудка, не дает Эллрою никаких шансов и шепчет бархатным соблазнительным голосом первоклассной проститутки: Джонс чужой, у него другой характер, другая жизнь, другие привычки, но он – твоё. И ты – его. На самом глубоком, самом первом и самом важном уровне, вы – одно и то же. 

«We're gonna take you to the freaky town.» Томас

Я никогда не ценил свой родной город. Буффало. Большая деревня по-другому и не скажешь. Кафе, которые застрели еще в прошлом столетии, кинотеатры в которых не редко может просто отключиться проектор, все это было так уныло. Другое дело Нью-Йорк, который поражал своим великолепием. Яркие огни, высокие небоскребы. Все это поражало воображение. А когда я впервые увидел эмпайр стейт билдинг, то подумал, что не плохо было бы им владеть. Единолично. Но сейчас прожив определенное время в большом яблоке. Катись к черту Нью-Йорк. Отвратительная еда, хот-доги оправдывающие свои названия, кофе, который иначе как мочой не назовешь, таксисты, которые понятия не слышали о том, что существует ограничение скорости. Этот город одна сплошная грязь, а его бешенный ритм был не для меня. Я не справляюсь. Срываюсь. Злюсь. И из-за этого хожу по краю пропасти в которые могу свалиться в любой момент. И честно говоря…иногда я даже хочу упасть. Лишь бы все это закончилось.
Одним из условий УДО было обязательное посещение психолога. Я его не выбирал, мне его назначили. Поставили перед фактом. И он был полнейшим придурком. Пытался залезть в душу, разворошить ее, трахнуть подобно тому как моряки развлекались с портовыми шлюхами. Я не любил Финча. Я презирал своего психолога. Но каждый понедельник, как подобает законопослушному гражданину приходил ровно в 12 часов на прием.

«между нами тает лед» Лиам

Разум предостерегал по поводу опрометчивых и необдуманных решений, которые Джолан могла принять под влиянием эмоций, однако она практически никогда на них и не полагалась. О, все сомнений, её обуревала масса чувств, требующих выхода, некой разрядки, чтобы не плеснуть наружу в самый неподходящий момент, но во главе угла она их всё же не ставила. С другой стороны, тот же разум настаивал на встрече, насколько бы нежелательной та ни казалась. Ситуацию следовало обдумывать с нескольких сторон разом, зачастую выбирая не выигрышный вариант, а меньшее из зол. В конце концов, кто говорил, что оно никак не сможет стать блестящей безоговорочной победой? Джолан уже сделала выбор, поэтому устремила свой взгляд на перспективы. Одни из них, чисто деловые, заставляли её задумываться сильнее, ибо в них фигурировал Берталан. Вычеркни его из цепочки, и в сухом остатке Джолан имела бы сомнительной оригинальности предложения, которых и так получала на почту вереницей, добавляя работы секретарю. Ей нечего было к этому прибавить и не о чем размышлять, настолько узкий спектр вариантов оставался для делового взаимодействия кардиолога одной из глав фармацевтической компании. С отчимом всё становилось куда любопытнее, и куда опаснее, однако такого рода опасностью Джолан легко сумела бы пренебречь. Берталан вносил собой элемент случайности, к которому не так просто было подготовиться, а решения следовало принимать максимально быстро и взвешенно.
«Минута без тебя, словно шестьдесят секунд! vol.2» Элеонор/Джолан

Мало, кто мог похвалиться тем, что всю свою жизнь был жителем этого небольшого городка, изнуренного зноем беспощадного солнца, ведь детей здесь было не так много, а те, что уже достигли возраста зрелых мужей, предпочитали осваиваться где-то в стороне от этого перевалочного пункта с одинаковым радушием принимавшего и свободных строителей трансконтинентальной железной дороги, и добытчиков серебра, время от времени вылезающих из своих шахт в поисках места, где можно потратить свои честно заработанные деньги, а быть может разжиться и чем-то сверх. Что уж говорить о проезжих ковбоях и бродягах с затянутой на шее петлей? Ворота были открыты всем, потому сюда и шли в поисках ночлега, укрытия и веселья. Городок образовался стихийно, в угоду потребностей рабочего люда, что после изнуряющего дня хотели побыть в тенистой прохладе, промочить горло настоящим виски и трахнуть шлюху, если после выпивки в кармане еще завалялся лишний доллар. Брезентовые шатры обрастали прочными стенами, грязь сминалась в пыльную дорогу и даже старый кактус оказался своего рода неумирающим символом, маяком для усталых шахтеров, что могли не углядеть перед собой дороги, но видеть стройный силуэт с раскидистыми лапами, призывно указывающий на вход в местный салун. Уходили рабочие, приходили шахтеры, на смену им путешественники, предприниматели, и вновь рабочие. 
«Keep your hand on your gun» Медея/Кэти Джеймс

«Кто-то однажды сказал мне, что лучшее средство против скопившихся мыслей, что путаются в голове подобно клубку ниток, это вылить их на бумагу и сжечь ее, а, может, и разорвать, но самое главное – это избавиться от злополучного листочка или нескольких листов, уничтожая их, чтобы и следа не осталось не только перед глазами, но и в самой голове.
Мне кажется, что этот вышеупомянутый кто-то последний идиот...»
Адам снова зачеркнул написанные строки, смял лист бумаги и отправил его к собратьям по несчастью в мусорку, тяжело выдохнув и уставившись на неспокойный океан, сегодня особенно, когда волны поднимались на несколько метров и с силой разбивались о прибрежные скалы с тучей брызг. Рядом с буйством столпилось множество туристов или простых зевак, делая фотографии, выбирая нужный ракурс, иногда помогая тем, кто просил запечатлеть момент всей семьи или друзей, а были и те, кто стоял в сторонке и просто любовался, вот как тот же Миллер сейчас, просто он сидел в номере отеля, закинув ноги на соседний стул, держа в руках книжку, на которой лежало еще несколько целых листов бумаги, а пальцы нервно крутили ручку, выдавая нежелание сидеть на месте. Он относил себя к тем людям, кто так же будет смотреть на природу и оценивать ее красоту, правда на ходу, а не стоя на одном месте вопреки тому, что прошлое вцепилось в него своими когтями.

«fidelity. bravery. integrity» Адам

Стоит ли лишний раз говорить, что пьяный Джастин - бич любого здорового общества и чокнутый на все свои триста процентов безо всяких чаевых? Конечно, нет. Все даже ежику понятно. А сейчас он не просто пьяный. Под таблетками. Под жуткой эссенцией своего горя, призывающий вскрыть вены немедленно в ванной. Под оголенной проводкой нервов, то и дело пускающей по позвоночнику двести двадцать вольт, заставляющей извиваться в агонии и кричать... Кричать, кричать, кричать. Жутко, с переходящими тональностями. Как тут не реагировать хоть на что-то? Никак. Пусть он двадцать тысяч раз будет долбанутым, на голову чокнутым, неуравновешенным кретином, предпочтения к излиянию этой переполненной чаши души сводились к насилию. Он не мог сам себе сказать, что дебильно себя ведет, не мог взять себя в руки и прекратить убиваться по собственному счастью, так легко ускользнувшему из рук. Его теперь наполняет... Ненависть. Он никогда раньше такой не чувствовал. Она змеями крутилась внутри, разъедала внутренности, оставляла кашу в голове, да кровавую пленку перед глазами. На что рассчитывал этот чувак гламурный, цепляя своим ловко-вертким словом явно не трезвого человека, у которого на лице намалевана маска Эзуса? Сам виноват. Сам получил. А Джастин и рад видеть в нем врага в пылу своих алкогольно-шизофренических галлюцинаций. Хоть какой-то слив накопившегося под крышкой черепа негатива. На целых десять часов хватит.
«Вот и встретились два одиночества...и понеслась душа по кочкам.» Джастин

http://se.uploads.ru/xKjQ9.png

take the gun and count to three

Лучшая игра недели

От нее пахло свежесваренным кофе и горькой цедрой лимона; на шее висел кулон в форме сосуда, куда каждый вечер попадали масла в зависимости от настроения: сегодня цитрусовый микс из грейпфрута, лимона и апельсина, а завтра - одна мелисса. По запястьям до сих пор расплывались в виде браслета следы от синяков - попытка вырваться из рук людей, что издевательски смеялись над бессилием слабого пол. Схватить и сломать - не велика потеря. Светлые волосы прятались под толстой байкой капюшона, уверовав, что бесформенная толстовка может скрыть не только фигуру, но и само присутствие Руж, а последнее требовалось как никогда.
Бруклин не считался самым благополучным районом, но здесь - в отстойнике Большого Яблока, становилось жутко от одного осознания, что могут недосчитаться людей. Дверь встречает скрежетом и своим отнюдь не презентабельным видом проржавевшего металла, открывая кишки коридора, что освещались мигающими лампами. Дальше больше: свисающие со стен оголившиеся провода и безалаберные надписи граффити. Кому-то определенно хотелось острых ощущений. Внушающий страх сразу же обваливался как обухом по голове, стоило переступить порог комнаты, наполненный людьми, что с неприязнью смотрели друг на друга. Теперь и ей предстоит вынести липкий ужас, смешивающийся с подавляющей энергетикой отдельных личностей.
- Не думала, что придешь, - обернувшись на женский голос, попадает в омут чертей, на которых плевать самому Сатане - он их взращивал как раз для этих целей. - Кто-то предполагал, что струсишь, - наклон головы в сторону молодого парня.

Дакота

Короткие волосы, практически под ноль. Рассечена правая бровь, шита белыми нитками — совсем как его спокойствие. Не волнуют приближающиеся экзамены в университете, по барабану хромающая успеваемость, благо деканат общается не напрямую с его родителями, а систематически выпивающей матерью одного из приятелей, для которой за содействие бутылка водки в радость, как и минимальная симпатия со стороны молодого парня. Ввязался в драку, был вовремя оттащен. Проиграл спор и снова попал на деньги. Предоставлен сам себе, не отчитываясь за содеянное и без оглядки на прошлое, не имея представления, как строить будущее, из каких подручных материалов и на какие нервы. Будь его воля, шёл бы, втаптывая черепные коробки и дробленные кости под тяжёлой подошвой грубых ботинок, стягивая железные цепи на хрупких шеях. Ему нужен источник. Вдохновения, средств. Ему нужно всё, что ему неведомо и недоступно.
Почему Эзра чувствует себя лишённым?
Застегнув куртку цвета мокрого асфальта до подбородка, убрав сухие пальцы, сжатые в кулаки, в карманы на молнии, он пересекает границу Бруклина. Не чувствует себя чужаком, смотрит исподлобья, мешая под ногами мокрые вчерашние газеты, ставшие грязью всего лишь за одну ночь. Здесь это происходит и с людьми, брошенными на обочины правосудия. Беспросветная вонь мусора, человеческих испражнений. Чем дальше в лес - тем холоднее, однозначнее, безвыходнее. В какой-то момент высокий худощавый парень останавливается. Он хмурит лоб, шарит в левом кармане в поисках помятой пачки сигарет. Закуривает одну. Последнюю. На ней заканчивается газ в одноразовой зажигалке. Никаких следов не останется, если всё закончится там, в безызвестности.

Эзра

riders on the storm.

Да, работа, которую нашел Сэм давалась ему не очень легко и сильно изматывала. Мне это стало понятно по его тону. Но такие, как он обязаны стать как минимум актерами второго плана. Не плохая внешность, умение слушать и слышать когда надо, запоминать нужное. Все это давало Элмерзу шансы на отличную карьеру. Особенно отличалась избирательная память. Чего стояло одно то, что он может запоминать список покупок и то, чего у нас на хате всегда не хватает. Да еще и при этом выбирать самое дешевое. Он как универсальный солдат. Правда не во всех ситуациях.
Сэм еще раз спрашивает у меня про гонки, и я снова углубляюсь в тему. Рассказываю о тусовке, о том как подготовлена машина. Да и всего понемногу.
- Я уверен, что ты выиграешь. Если буду нужен - я у себя в комнате.
Парень оставляет меня наедине с собой.  Такое чувство, что я чем-то его обидел. От последней фразы как-то веяло холодом. И это не спроста. Сэм был иногда еще тем манипулятором, а значит чего-то от меня хотел. Пока я размышлял над этим, намывая посуду, из комнаты соседа послышалась музыка. Сэм обычно предпочитал попсовые, но интересные песни. На этот раз это была Шакира. Певица мне нравилась еще с детства. Она — практически идеал женщины. Горячая, но милая. Безгранично сексуальная латиноамериканка. Девушка приковывала мое внимание еще тогда, когда крутили ее клипы по МТV. Я уже тогда был без ума от ее танцев и энергии. В то время, мне сразу захотелось научиться танцевать, благо ритм я мог слушать, но на дерзкие кульбиты меня не хватало.
Так что, домывал остатки посуды я уже под то, как Шакира поет о том, что влюбилась в красавчика. Клип я, кстати, тоже видел.
Тайрон

Мне вовсе не пришлось долго ждать. Кларк сам шел в мои руки, чем несказанно меня радовал. Парень,конечно же,  мог заметить мою заинтересованность приглашением Йена, но как обычно это и бывает, упустил сию мелочь из виду. Тайрон в принципе был человеком крайне невнимательным, когда дело касалось восприятия на уровне тонких материй. Не знаю было ли дело в его приобретенной толстокожести или чем-то еще, но факт оставался фактом - Кларк разбирался в этом не больше, чем я в его любимых машинах. Обратной стороной медали было то, что и мне самому было сложно докопаться до глубинных тайн, что хранились за этим непробиваемым слоем. Получить доступ к ним я мог лишь с позволения Тая, и, только в самые интимные моменты. Их было не так уж много, и, вечер после гонок вполне мог стать одним из них. Мне оставалось только правильно разыграть те карты, что были у меня на руках.
Кларк по-своему надо мной издевался, решив пригласить меня на заезд, на испанском. Я знал этот язык недостаточно хорошо, чтобы воспринимать фразы, которые произносил ехидный латиноамериканец полностью. В попытках уловить смысл из тех слов, что мне были знакомы, я наверняка выглядел идиотом. Чем несказанно радовал своего мучителя. Наконец, добившись того, чтобы услышать родной для меня английский я решаю продолжить эту незамысловатую игру.
- Я подумаю - с тоном, которому бы позавидовала самая пафосная девица, я отвечаю, едва сдерживая от того чтобы не выдать себя очередной незапланированной ухмылкой. Справившись с этой задачей, я все же улыбаюсь в ответ на продолжение фразы, произнесенной другом. Вслед за ней, я получаю от него порцию телячьих нежностей, после чего слышу имя Йена.
Сэмюел

Разрушь меня...

Уверена, ты даже не догадываешься, почему я выбрала именно тебя. Если честно, я и сама не до конца это понимаю. Вернее, когда я выбираю очередную жертву, я никогда не руководствуюсь какими-то конкретными причинами. Это никогда не бывает за полгода подобранный человек, чье досье я идеально прорабатываю. Да, полезно знать о том, с кем я собираюсь, пусть и на время, связать свою судьбу, хоть что-то. Но я всегда оставляю место для загадки, тайны, для того, чтобы наше знакомство казалось более естественным. Я отличная актриса, но я не люблю когда мое удивление или радость от открытия какой-то части моего «партнера» получаются слишком наигранными. Я люблю удивляться. А ты? Ты любишь удивлять?
Я вернулась в Сиэтл недавно. Потянуло в город детства. До сих пор не знаю, что мной руководило. Ведь я никогда не хотела быть узнанной. Впрочем, здесь осталось так мало людей, что знали меня настоящую, что мне можно не опасаться. Пластическая операция, что помогла подчеркнуть черты моего лица и убрать небольшие недостатки, умелый макияж, краска для волос – мой новый образ далек от той девочки, что в девятнадцать спешно покидала этот город с первой крупной суммой на своем счете. Долгие шесть с лишним лет и несколько браков, оставшихся за спиной, делают меня той, кто я есть сейчас: холодной и расчетливой, умеющей владеть ситуацией, добивающейся цели. Иногда я думаю о том, какой могла бы стать моя жизнь, если бы мой первый брак оказался счастливым. Быть может, сейчас я уже имела бы парочку детей, которых водила бы в школу и во всевозможные детские студии, где развивали бы их способности, слыла известной в городе домохозяйкой, посещающей благотворительные вечера и вернисажи, и заботилась о муже, возвращающемся домой после тяжелого трудового дня. Пожалуй, о такой жизни многие мечтают. Но не я.
Аурика

Дверка шкафчика хлопнула слишком громко. Я поморщился, будто с похмелья. Острые звуки всегда доставляли мне самые неприятные ощушения. Глупо считать, что так пропадает идеальный слух скрипача, у меня и с гитарой-то не сильно ладится. Скорее всего, дело в голове, постоянном перенапряжении, усталости. Тренировки помогают выпустить пар. Я занимаюсь до физического изнеможения, пока не почувствую, будто меня, как тряпку, выжали досуха. Тогда на злость и нервы сил просто не хватает, и становится легче. Но голова все равно гудит, даже в самой мертвой тишине. И иногда кровь слишком отчаянно пульсирует в черепе, так что кажется, будто это тюкает тяжелый молоточек. А после усердных тренировок, когда скачет давление, это случается чаще. Было наивно полагать, что фитнес - панацея и от физического недуга.
В раздевалке появились еще двое. Обычно в это время никого, я специально выбрал его, чтобы не делить ни с кем душ и раздевалку. Их я видел впервые. Лениво шаркая ногами, мужчины подошли к своим шкафчикам. Один грузно опустился на лавку, а другой стал крутить ручку замка на локере. Оба молчали, но тяжело и громко дышали. Видимо, они придерживались того же принципа, что и я. Работать до предела. Правда, у каждого он свой. Я поспешил застегнуть сумку и, захватив полотенце, выдвинуться к выходу. Рано или поздно их припадок кончится, и они начнут болтать. Я хочу избавить себя от нагрузки это выслушивать. Но я не успел еще выйти, как замедлил шаг, чтобы все таки послушать разговор, начало которого меня заинтересовало.
-Они упали в цене, когда Рид умер. Мне тут же было велено покупать, и я просто не знал, кому сперва. Ажиотаж простимулировал рынок, цена пошла вверх. И нужно было быстро решить, какому клиенту я должен сделать больше бабла,-мужчина на лавке утер мокрый лоб краем полотенца, висевшего на шее.
Кристофер

А может, к чёрту любовь?

Нездоровая тяга к мудакам ставшая с недавних пор привычкой, этаким пунктиком в списке дел на неделю грозила мне тем, что я либо, в конечном счете, заимею серьезные проблемы с алкоголем или стану сексоголиком. Вы скажите, так не бывает и это полнейший бред, тогда подскажите мне куда обратиться, чтобы меня вылечили от желания искать родную душу через сексуальную близость с мудаками.  В вечер, когда я узнала о том, что Нил имел наглость переспать со мной, не разорвав прошлых отношений, мой стакан был наполовину полон вином, а наполовину горючими слезами преданной женщины. В результате за два месяца с момента, когда я официально по статусу стала считаться неудачницей в личной жизни, я бонусом приобрела недосып, стресс из которого вытекала депрессия, полное отсутствие вдохновения в рабочих моментах и желание заменить даже самый легкий и необходимый ужин алкоголем.  Раздражение росло и крепло в моем теле с каждым днем. Одновременно с тем, что я жалела себя  без всяких попыток подбодрить, я холила и лелеяла в себе ненависть к противоположному полу.
Чертов поцелуй Кэрри и Нила занозой сидел в моей голове.  В тот момент, в июне, я все поняла, почувствовала себя лишней в квартире Шона, почувствовала себя обманутой и униженной. Понятия не имею, как в тот момент с громким треском во мне все не сломалось, как я смогла с безразличным видом принять эту звонкую пощечину. У меня до сих пор по коже пробегали мурашки, когда я думала об этом.  Я разваливалась на части. И рядом не было ни единой души способной собрать меня воедино. Никогда раньше мне и думать не доводилось, что я настолько зависима от взаимной любви. Если меня не любили, я знала, как с этим бороться -  я превращалась в одержимую идеей заполучить этого мужчину в свое личное пользование.  Но никогда прежде со мной не случалось так, чтобы я склеивала по кусочкам свое разбитое сердце.
Летиция

Не заметить итальянку я не мог, даже среди сотни людей, прогуливающихся по центральному парку. Она надвигалась нерешительно или не торопясь, разобрать уже было невозможно – все мысли и приветственные фразы моментом вылетели из головы. Выглядела она как всегда великолепно, я и представить не мог, как сильно скучал. Глупо? Возможно. Я идиот? Наверняка. То, чего я так долго ждал, о чем просил и даже умолял – вот она, прямо передо мной, сдержанна и холодна. Ее отстраненность обоснована, но для меня как тесаком по открытой ране – открываю рот, но не могу произнести и звука, и сам же усмехаясь своему нелепому виду, опускаю голову, сохраняя кривую ухмылку. Боясь, что она решит, будто я смеюсь над ней, моя голова подымается, а на лице появляется серьезность в линиях, но вина во взгляде. Вина и боль. Эта непонятная и неведомая тяга к ней сводит меня с ума, я уже устал засыпать не раньше четырех утра и каждый день сокрушаться и предаваться самобичеванию. Но больше всего я устал ломать голову и искать объяснения своим чувствам. Пора принять тот факт, что Нил Мэддокс влюблен. Бесповоротно и неистово, словно мне не тридцать два, а шестнадцать. Да и в шестнадцать я не был одержим такими порывами на любовном фронте. Чего уж греха таить – никогда такого еще не случалось. А незнание – один из тех бичей, что ломали мою внутреннюю гармонию и баланс, помогающий следовать установленной цели. Нил без цели – жалкое зрелище. Собственно, мой внешний вид вполне себе это доказывал: мятая футболка (из задницы что ль я ее достал), обросшая шевелюра, неухоженная борода (замечания директора игнорировались, а неравнодушные официанты пытались хоть как-то привести «лицо заведения» в божеский вид перед началом каждой рабочей смены), раздраженные глаза с пожелтевшими от переизбытка никотина белками, едва потряхивающиеся руки.
Нил

Take me to the Prom

Джордан одарила юношу снисходительной улыбкой с лёгкой примесью благодарности. Она знала как это бывает, когда человек говорит одно, пытаясь убедить в правдивости своих заверений не только собеседника, но и самого себя - и иногда это у него даже получается! - а вот позже наступает разочарование, когда он не может выполнить обещанного, причём неважно, по своей вине или из-за сложившихся обстоятельств. Девушка вовсе не относила Кевина к этому типу личностей, так как до сих пор он не давал повода усомниться в умении сдержать слово, однако Джордан по жизни следовала лозунгу: предупреждён - значит, вооружён, а потому ничего особенного ни от кого не ждала, понимая, что может рассчитывать лишь на свои силы. Так что, по сути, она не особо и нуждалась в защитнике. По крайней мере, так она говорила самой себе и даже верила в это, признавая, впрочем, что отчасти обманывает себя. На самом деле она бы наверное потянулась к тому, кто проявил бы симпатию к девушке, поскольку остро нуждалась в тех типично подростковых событиях и моментах жизни, что сделают её “нормальной”.
И на сегодня таким человеком для неё стал именно Кевин. Испуганная и здорово нервничавшая Джордан с трудом могла определиться, что именно испытывает по поводу сегодняшнего вечера, но одно она знала наверняка - благодарность, как минимум за эту возможность.
- А что, эта идея! - оживилась она, ведь с этого угла она будет чувствовать себя намного комфортнее, если не придётся краснеть из-за незнания каких-либо важных фактов о Чикаго. Да, Кевин может вовремя подсказать, но впечатление точно смажется. Чем меньше ложь, тем она выглядит натуральнее.
Джордан

Джордан действительно милая. Ее вопросы заставляли парня улыбаться, несмотря на то, что сама она словно пыталась хмуриться, не находят ответов, которые на этот раз лежали совсем на поверхности. Почему они не учатся в одной школе? Да в общем… всё проще простого.
- Потому что у нас свои интересы, у каждого. Ты же помнишь, что я хочу стать светилом ветеринарной медицины? Кроме того, вместе мы все равно проучились бы недолго. Ты только перешла бы в старшую школу, когда я ее фактически уже закончил. Так зачем портить нам жизнь и заставлять одного поступаться мечтой в ущерб другому? Из тебя вышел бы отличный писатель, знаешь ли.
Кевин редко настолько комфортно ощущал себя рядом с другим человеком и до такой степени «не фильтровал» мысли. Он просто говорил, что приходило в голову. Присутствие Джордан явно влияло на него как-то странно, а непосредственность вопросов и реакций заставляла забыть об окружении и снова продраться через условности официальных костюмов и платьев к той «неформальной» Джордан, с которой он привык общаться. И это делало его куда более разговорчивым, чем он бывал на самом деле.
- И кто сказал, что для того, чтобы быть парой, обязательно нужно учиться вместе? Может, я буду забирать тебя с занятий после лекций в универе, - продолжив свою мысль, даже смутился сам, потому что… пусть на секунду – но всё-таки допустил мысль, что такое может случиться в его непонятной жизни.
Что бы он делал, если бы не вывернул вовремя на стезю и дорогу «родителей» (хотя бы воображаемых, коль настоящих у него уже нет) – сам не знал, несмотря на то, что зацепил этим свою болезненную тему.
Кевин

http://sd.uploads.ru/ZTfE5.png

http://s3.uploads.ru/BniZa.png
Томас
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/bc124ed8935c9e59ad1ce6a065b9dd4a/tumblr_oupr2dsQCr1soigcio1_250.png
Летиция
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/e3a4a6083ebefb8dd2a494c31205baa3/tumblr_ovaeebf87m1u8pmwwo6_r1_250.png
Даниэль
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/a692f3ada0b4c762dc8b81222300266b/tumblr_ov9e349Hep1qdqywso2_250.gif
Дейна
посмотреть

http://funkyimg.com/i/2wBkG.gif
Мэд
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/165dea67322f45eb172ca886f7d4b689/tumblr_ov3tpocR7z1us77qko4_250.png
Алесса
посмотреть


0

62

Заявка от Вероники

https://68.media.tumblr.com/3efc84a740e5a94eff088d5ea021f78a/tumblr_otdj1tLvTH1us77qko8_400.png

Имя персонажа: Элизабет Винчестер (не меняемо, часто упоминается в играх под этим именем), допустимые сокращения Лиз, до состояния Бетти или Бэтс не дошли.
Возраст: 25 + (но не старше заказчицы)
Внешность: На ваш откуп, но хочу отметить, что Лиз, во-первых блондинка, во-вторых она родилась, выросла и живет в США, смешивания, которые будут заметны на лицо по типу  мексикано-итальяно-россияно кровь, смуглая кожа и подобные перечисления, не допустимы. Самый оптимальный из рассмотренных мною вариантов  – Тереза Палмер.
Род деятельности: В прошлом работала на меня в корпорации. В настоящем приняла мое предложение стать моим личным помощником (подробности в личке).


Описание персонажа

Отношения с персонажем:
Я не могу сказать, что мы лучшие друзья. Наши отношения, безусловно проверены временем и у нас полно историй, о которых стыдно будет вспоминать. Однако, Лиз вошла в число близких мне людей едва не с нашей первой встречи. У нас небольшая разница в возрасте, поэтому со стороны крайне странно было наблюдать за развитием наших отношений, которые не описать никакими другими словами,  разве что игра в дочки-матери. К слову я неосознанно выбирала в тот момент роль матери. Отмечу, что нас это не смущало. Лиз была рада найти во мне защиту и опору, но вопрос заключался в другом, я никак не хотела признавать себе в том, что имею симпатии или привязанность к Элизабет. Во многом благодаря ее поддержке я обрела в себе в последствие лидера. Она гордилась мной ровно до тех пор, пока вся группа под моим руководством не погибла. Винчестер была  на тот момент в их числе. После ее воскрешения (информация см. ниже)  наши отношения поменялись. Она долго не могла простить мне предательства, считая, что я выжила и смогла семь лет жить долго и счастливо только благодаря тому, что предала наше общее дело.  Ее обида и недоверие напоминали ледник, но ни я, ни она сама не смогли объяснить причины ее возвращения к прошлому.  Стена из ее отчужденности рухнула в день, когда погиб мой муж, а я сама чудом уцелела. Она и еще одна наша общая знакомая были из числа тех, кто  оказывал мне поддержку. В момент, когда я исчезла и многие сочли меня погибшей,  Лиз собрала под своим руководством группу, которая поставила перед собой цель меня найти. П - привязанность. Они не нашли, были близки к цели, но я вернулась раньше чем они добрались до того места где я скрывалась.  Собственно после моего возвращения она едва ли не в числе первых явилась меня навестить и узнать историю моего исчезновения.  А узнала лишь о потере моей памяти и стала  той, кто помогал восстанавливать мои воспоминания по крупицам. В общем, не могу сказать, что мы сестры или друзья навек, но точно знаю, что мне ее не хватает в игре и, я очень хочу подарить этого персонажа кому-то, кто сможет раскрыть ее многогранность.
Описание персонажа:
Элизабет по – своему интересна. Ее образ очень долго вынашивался мной как в голове и заметках, так и в играх где она отыгрывалась как нпс(был даже момент, когда на эту роль приходил игрок).  Первое что о ней хочется сказать – она сирота. О ее жизни до встречи со мной мало, что известно, о подробностях никто и никогда речи не заводил, а единственным пунктом, который в действительности волновал  корпорацию – это отсутствие родственников и привязанностей у людей, которые должны были в какой-то момент работать в команде со мной.  Первые несколько лет Лиз числилась по документам механиком. Следовательно, она чертовски хорошо разбирается в машинах (как к этому пришли решать вам). В дальнейшем благодаря моим желаниям она и остальные девушки из группы изучали языки, культуру других стран, медленно, но верно начинали разбираться в вопросах политики. И, конечно же, самооборона. Без нее никуда.  Миловидная хрупкая на вид Элизабет может не только броском через бедро и добивающим прямым ударом по лицу уложить противника по весу превосходящего ее, но и отлично разбирается в огнестрельном и холодном оружие, для себя предпочитая последнее.  В прошлом (далеком и многими забытом) отправила в кому человека покусившегося на ее жизнь, отделав его разводным ключом. Конечно же, об этой истории постарались забыть, на что ушло немало сил и денег.  Считалась погибшей с  июля 2008 по февраль 2015.  Мне не оставалось ничего другого, как оплакать ушедших и продолжить жить дальше, ни на минуту не забывая о том к какой трагедии привели принятые мною решения. Лиз «воскресла» спустя 7 лет.  Объявившись в моей жизни во второй раз, уже не считала меня другом и соратником, долгое время держала меня на расстоянии, затаив обиду. Сближаться мы стали уже после смерти моего мужа. Элизабет оказывала поддержку и держала меня под контролем до тех пор, пока я не выбрала в свои союзники Морозова, а ее, мягко говоря, стала держать на приличном расстоянии от своих дел и забот.  В сентябре 2015 после автомобильной аварии теперь уже исчезаю я.  Элизабет при поддержке людей, которым она доверяет (предположительно люди из корпорации, которые хорошо знали и ее и меня) организовывает мои поиски параллельно всем остальным заинтересованным в том, чтобы я вернулась в  Нью – Йорк. В том же году ее увольняют из корпорации. Она представлена сама себе. Но поиски мои продолжает. В марте 2016 я возвращаюсь за пару дней до того, как группа Винчестер определяет мое местоположение. В течение пару месяцев после моего возвращения мы сближаемся благодаря поддержке Лиз. Она едва ли не единственная подруга, которая 24/7 проводит время рядом со мной, одновременно выполняя функции секретаря/шафера/бодигарда. Одним словом она становится незаменимой во многом.  И в какой-то момент,  когда мы серьезно ссоримся из-за моего очередного решения передать корпорацию в руки мистера Голда (Лиз категорически против этого), я предлагаю ей стать моим личным помощником, подчеркивая ее уникальность и незаменимость.  Она соглашается.  И в дальнейшем нас  ждет много интересного. В данный отрезок времени нам предстоит разобраться с моим обвинением в причастности к убийству гражданина Америки. 


Ваш пост(момент в котором происходит ссора с Элизабет и озвучивается мое предложение насчет личного помощника)

пост

Впервые мне легко дышалось. В действительности легко. Я наконец-то не ощущала этого давящего чувства ответственности на грудь. Оставшись одна, я первым делом жадно вдохнула холодный ночной воздух и так несколько раз, пока не почувствовала, как от пробравшейся внутрь прохлады немеют легкие, а на глаза наворачиваются слезы. Не было даже необходимости спрашивать, действительно ли я поступила мудро, я точно знала, что этот шаг во многом был решающим мою дальнейшую судьбу.  Палантин, в который я куталась во время разговора, уже не спасал от ночной прохлады опоясывающей сад, где-то за моей спиной слышался перезвон хрустальных бокалов и негромкие разговоры.  Гости уже давно разбились на кучки и общались между собой, изредка отвлекаясь на проходящих мимо. В основном на тех, чьи лица им были знакомы. Мне предстояло провести среди этих людей еще не меньше двух часов, но после разговора с Алистером я чувствовала себя точно выжатый лимон, даже улыбалась через силу.  Беата плыла в своем новом наряде через весь зал ко мне, с бокалом шампанского в каждой руке. Один для себя, второй видимо для меня. Перехватив мой взгляд, она пояснил причину смены платья – даже на сегодняшний вечер она заключила несколько договоров на то, чтобы демонстрировать  платья из новых коллекций известных модельеров.
- Это из новой коллекции Ральф Лорен,- она обворожительно улыбнулась и соприкоснулась своим бокалом с моим, позволяя тихому звону наполнить наши сердца. Наряд был ослепительно белым, настолько безукоризненного цвета, что бросался в глаза, любому, даже тому, кто не смотрел конкретно на Бернкастель. Высокий стоячий воротник смотрелся элегантно, подчеркивая длинную и худую шею матери, шнуровка на груди интриговала, а само платье струилось едва ли не до самых щиколоток, завершающим элементом был пояс из настоящей кожи близкий по цвету кофе, в который добавили немного молока.  Да, моя мать умела одеваться со вкусом. Я до сегодняшнего дня так и не встретила женщины, способной перещеголять ее в этом.
- И сколько еще нарядов ты сменишь за сегодняшний вечер? -  Поинтересовалась я не из любопытства, а скорее, чтобы поддержать совершенно бесполезный разговор. Она внимательно проследила за тем, как я делаю глоток из бокала с шампанским и только после этого ответила:
- Как правило, еще не меньше двух, новый наряд каждый час.
- С ума можно сойти,- качая головой, вынесла я свой вердикт, на что в ответ получила натянутую улыбку.
Беатрисс устремила взгляд поверх моей головы и поднесла бокал к губам. Меня же заставили обернуться ее слова уже после того, как она глотнула шампанского.
- Не думала, что у нее хватит смелости прийти.
Мой оборот на сто восемьдесят градусов был моментальным. Взгляд сразу же зацепился за простенькое платье.  Элизабет все-таки пришла, не смотря на все намеки моей матери.
- Я поговорю с ней, - бросила я, направляясь к давней знакомой, но Беатрисс заставила меня притормозить, коснувшись пальцами моей руки, сдавливая пойманное запястье. Я обернулась, взглянув на нее.
- Постарайся не взболтнуть лишнего.  Ты пока не знаешь, кому можешь доверять. – Она разжала пальцы, отпуская меня и отсалютовав мне бокалом, направилась к очередной кучке болтающих гостей.
Моя рука коснулась плеча Винчестер и под пальцами я почувствовала знакомую дрожь. В последнее время чужие прикосновения у меня точно так же вызывали дрожь по телу.  Она обернулась  и взглянула на меня снизу вверх. Наверное, все люди ее достатка и положения смотрят на людей моего круга подобным образом, хотя в ее взгляде я так и не увидела ни намека на зависть или желания, что-нибудь выпросить для себя. Она была абсолютно спокойна, хотя при детальном рассмотрении было видно, что Лиз немного сконфужена.
- Сколько же ты платишь своим стилистам, - с искренней доброй улыбкой спросила она.
Я помотала головой, отрицая причастность стилистов к моему образу на этот вечер и Элизабет не до конца понимая, о чем я, вопросительно изогнула левую бровь в молчаливом вопросе.
- Платье и украшения выбирали не стилисты, - склоняясь как можно ближе к ней, призналась я. – Все это – дело рук мистера Голда.
Винчестер поперхнулась глотком воздуха, благо она еще не успела раздобыть себе шампанского.
- Чего? Сам мистер Голд? – Она скривилась. Помнится в прошлом она была из того малого числа женщин на которых чары Алистера совершенно не действовали.
- Понимаю, как это звучит, но так было нужно для дела. – Я сохранила серьезное выражение лица, хотя улыбка та и просилась наружу. Все, что я сейчас чувствовала – это непреодолимое желание поделиться с Винчестер новостями. Она цокнула языком, поймала проплывающего мимо официанта и, взяв с подноса бокал с шампанским, залпом осушила тот.
- Годы идут, но ничего не меняется. – Она изучала меня пристальным взглядом. – Кто же тащит в новую жизнь старые грабли? Он в прошлый раз тебе мало кровь попортил?
Я подхватила ее по руку, и мы направились в сторону отцовского кабинета. Я знала точно, что в этот вечер он пустует.  Оказавшись в полумраке кабинета за плотно закрытой дверью, в окружение резной мебели, книг и делового лоска, я торопливо включила небольшой торшер, который разогнал вокруг себя излишки темноты.
- Информация, которую ты сейчас узнаешь, не должна достигнуть ни чьих ушей до тех пор, пока я сама этого не захочу.
- Во что ты опять ввязалась, Вероника? – Обречено вздохнув, Элизабет плюхнулась в кресло, но взгляда с меня не сводила.  Мне пришлось выдержать приличную паузу, прежде чем признаться:
- Сегодня я неофициально дала свое согласие на передачу власти в стенах корпорации Амбрелла в руки Алистера Голда.
- Бдум-тс-с-с, - Винчестер изобразила игру на барабанах, а потом  зааплодировала, правда как-то вяло.
- Прекрати, - я раздраженно поджала губы, почему-то мне думалось, что Винчестер лучше других поймет меня и принятые мною решения, расчет изначально был на то, что именно она меня и поддержит.  – Это было необходимо. У корпорации нет будущего под моим руководством.  Мы все это знаем. Все. – Последнее слово я повторила уже глядя на посеревшее и строгое лицо Винчестер.
- Ты хотя бы понимаешь, что своим решением лишила всех тех, кто верил в тебя до последнего, даже призрачной надежды вернуться к тому моменту, когда наша жизнь целиком и полностью зависела от тебя и дел корпорации?
- Боже, Лиз. – Я схватилась за виски и зажмурилась. От ее слов разболелась голова. - Ты даже представить себе не можешь, какая  это, мать его, ответственность. Корпорация забрала все, что у меня было. Я пытаюсь жить новой жизнью. Я хочу начать все с нового листа!
- Как эгоистично с твоей стороны, Вероника. – Она, качая головой, поднялась со своего места. – Впрочем, я не удивлена, твой эгоизм всегда был той чертой, которая отталкивала от тебя людей. Может, дело было вовсе не в корпорации?
- Постой, - дрожащим голосом произнесла я, преграждая ей дорогу к двери. – Погоди. Я не эгоистка. – Мой взгляд метался по ее лицу, я чувствовала, как глотаю собственные слезы. Выражение же ее лица оставалось безучастным.  – Я хочу и тебе подарить новый шанс. Мне в любом случае нужна твоя поддержка. Звание личного помощника? М? Давай ты будешь моим личным помощником?? – Я заискивающе смотрела в ее глаза, ожидая отклика.
- А остальные? – Наконец-то произнесла она и я поняла, что лед тронулся.
Утерев с лица первые слезы, я в порыве облегчения обняла ее, прижимая к себе.
- Мы что-нибудь придумаем, обязательно. Как только выстроим примерный план действий. Обещаю.
Ее руки сомкнулись на моей талии. Элизабет тоже обняла меня. Я сочла это как согласие на мое предложение, как знаком примирения между нами.
Моя жизнь медленно но верно налаживалась.


Личные требования к игроку
- Я не отдам роль на один - два дня, заявка рассчитана на долгую и продуктивную игру;
- В постах буду искать логику и соответствие образу из анкеты;
- Размеры постов для меня не имеют особого значения, все мы люди напрямую зависящие от собственной музы и интересного сюжета, но предпочтение все равно отдам человеку, который хоть бы немного, но уделяет внимание не только диалогам, а и обстановке вокруг;
- За кадром хочется видеть игрока грамотного, не делающего ошибок в написание «жи» и «ши», сюда же укажем адекватность и, конечно же, активность. Вы идете на проект по заявке – это плюс (графика и игра со мной вам обеспечены), но  это вовсе не значит, что мы отныне будем связаны и я несу за вас ответственность и обеспечиваю вас знакомствами, а так же развлекаю 24/7. Мы взрослые, всё понимающие люди  и помним о реале, работе, семье.
- Пробный пост будет учитываться, как и размер биографии (с которой если нужно будет, помогу), и характера.


Связь с вами
гостевая

0

63


http://s5.uploads.ru/X21Bj.png

http://s6.uploads.ru/1XRuQ.png
Кровь туго пробивается по суженным от стресса сосудам, и каждая пульсация отдаётся болью, туманом в глазах.
Молчите, монстры, молчите, вы и беда, и проявление слабостей. В этом строении и без того вдоволь ужасов.
Глаза Реджинальда медленно изучали монитор. Он не моргал, смотрел прямо, будто змея, пытался игнорировать ужасающие и отвратительные картинки, которые предстают перед ним: вот кривые, медлительные, но они всё же большинством загоняют девушку-стажёра из уровня В в угол и жрут её заживо, будто гурманы, вытягивают нити нервов и сосудов, заглатывают, словно спагетти. И пока одна группа довольствуется лишь жалким подобием нервной ткани, другая группа обращается с трупом по-другому - они тупо бьют голову жертвы обо что только можно, пока, наконец, кости черепа не проломятся, и доступ к мозгу не будет открыт.
Кровь в алом свете выглядит то чёрной, то прозрачной. А зомби жрут мозги так, будто это их последняя трапеза. В них всё самое противное, самое тошнотворное. И Реджинальд был даже рад двум вещам: что перед началом катастрофы так и не успел позавтракать, оттого желудок его пуст, и выблевать элементарно нечего; и что у видеонаблюдения была возможность отключения звука - так ограничивалась даже малейшая возможность того, что желудок решит вывернуться наизнанку.
Пока Реджи искал хоть кого-нибудь выжившего, ему, как и полагается в ответственные моменты, лезла в голову всякая дребедень. Вот зачем, скажите на милость, он думал о своей должности? Мужчине помнилось, что над ним усмехались те, кто пониже должностью - главный по мусорщикам, знает последнюю прокладку из мешка. Те же, кто были должностью постарше, как раз-таки опасались учтиво улыбающегося Реджинальда - ведь он как раз-таки знал, из чьего мусора была та самая прокладка, которая может рассказать, как часто мистер Смит изменяет миссис Смит с недавно почившей девушкой-стажёркой? Доступ. Опыт. Неприметность.
Реджи привыл улыбаться вежливо, а в голове держать доказательства промашек, издержек, вредных привычек, пороков и грехов. Кто сколько пьёт, что решает покушать по ночам, а кто-то просто комкает и выкидывает свою корреспонденцию, даже не думая о том, что порой одна маленькая записка может пролить свет на целый клубок взаимоотношений.
- Попалась.

читать продолжение: «Z»

С вами говорят выжившие уровня В и С! Несмотря на то, что мы загнаны в крошечные помещения с мигающим светом и вынуждены вести борьбу за выживание в условиях отсутствия бургеров, пива и туалета, мы сохраняем присутствие боевого духа и здоровой доли иронии, чего желаем и тебе тоже! Поскольку нам предстоит спасти мир в отдельной взятом бункере (а после в отдельно взятом штате, в отдельной взятой стране, на отдельно взятом континенте отдельно взятой планеты, и наконец, путем длинной цепочке территориальных захватов, в отдельно взятой галактике), мы берем на себя также обязательство оставить послание в будущее для наших потомков зомби-мутантов, которое они получат в том случае, если мы здесь не справимся!
Вот наше послание:
1. Деньги во втором ящике стола, под папкой с распечатками рецептов пирога из курочки.
2. Если вы встретите длинноволосое блондинистое существо с большими глазами - это не зомби, это Рита Мэй (возможно, она вампир или воображаемый друг, но не зомби, не зомби). Есть информация, что она не стареет, не унывает, не понимает людей и не существует, но это не точно.
3. Существо, кстати, обладает поразительной способностью сочинять и писать, а еще оно умеет убеждать людей в том, что женские персонажи - это не страшно, не ужасно, а очень круто.
4. Несмотря ни на что - опасайтесь Риту Мэй. Она вызывает привыкание, но минздрав еще не понял, как об этом предупредить.
5. При встрече с существом рекомендуется поймать его и любить, а еще лучше - вывезти из Сибири поближе к людям.
Надеюсь, вы примете все во внимание, сделаете выводы и заберете деньги из второго ящика (не самое надежное место).
П.С. А ты не верила, что сможешь в мужика! <3
   
(с) Рауль
Традиционное заявление: много не умею писать поздравлений, не выходит у меня.
Дорогая волшебная леди с большими глазами, в официальном костюме, который ей не подходит, растерявшая туфли во время больших забегов по не менее большому яблоку, мне хочется сыграть с тобой больше историй, больше интересной шизофрении и того невероятно наивного настроения, сопровождающегося единорогами, конфетами и сладкой ватой в воздухе (не все же мне параноидальные кошмары разыгрывать при случае, мр?). Твой персонаж на зависть цельный, самодостаточный, чудаковатый, светлый, разве что не пушистый и лавандой не пахнет (или пахнет, я не знаю). Я таких не встречал, это очень необычно и крайне увлекает! Всякий раз радуюсь, когда, наконец, ты доползаешь до своих немногочисленных долгов для меня, это значит, что снова можно нырнуть в воображаемые огромные глаза и сплести еще несколько оборотов нитки наклевывающейся сказки.
Так вот! Ты прекрасно пишешь, твой стиль превосходен, неподражаем и просто очарователен. Пусть мы играем еще очень-очень немного, но все, что у нас есть сейчас невероятно сочное, интересное и интригующее. Кстати, зря ты переживала за написание серьезного возрастного дядьки, вот теперь этот "возрастной дядька" стал лучшим постом недели. У тебя отлично получилось воплотить образ "большого брата" (или "ока Саурона", кому что угодно), на редкость холодный и практичный мужик, аж до дрожи по позвоночнику проняло. Я был в бешеном восторге, жду дальнейшего развития событий.
Дорогая моя Рита, поздравляю тебя с лучшим постом недели, крепко-крепко обнимаю, тискаю и целую! Твори еще! Разгребай вдохновение большой лопатой))
   
(с) Джастин

https://66.media.tumblr.com/4503d7e6cfca3cf942d150e14e1d4500/tumblr_octdw9l2iT1us77qko1_1280.png

http://s5.uploads.ru/qeU2o.png
Исадора

http://s5.uploads.ru/8YdwI.png
Лиам

http://s7.uploads.ru/xgJN3.png
Ева

http://s1.uploads.ru/uqzdS.png
Рэй

http://s1.uploads.ru/9X6ny.png
Медея

http://s7.uploads.ru/3P9Jw.png
Джастин

http://se.uploads.ru/bzNsL.png

А ты смелая девочка. Не женщина, не существо, подобное мужчине — острый осколок собственного зазеркалья, взираешь на своё искажённое временем отражение и ищешь точки опоры. Что в тебе осталось живого? Что изменилось с тех пор, как он видел тебя последний раз? Исчадье улиц, исхудавшая, озлобленна, с размноженными по всему телу шрамами и рубцами, ставшими второй кожей. Стала ли ты сильнее, как он заклинал, когда вжимал твоё истерзанное чувствами тело в стену, предварительно оставив алый след от пощёчины на левой скуле? На ваших пальцах всё также впечатаны кольца кардиналов, теперь вы стали элитой и не имеете права их снимать даже во сне. Спите ли вы также спокойно, как могли себе позволить в стенах университета?
Падшие твари, вы не захотели жить по правилам своей общины. Вам были открыты все дороги, двери, которые всегда оставались закрытыми для большинства ваших ровесников. Ад для чужих, для вас он должен был стать и оставаться раем. Но вам было мало. Сорвали запретный плод с уст друг друга, вкусив алчный яд похоти, от которого уже более не смогли отказаться. Пошли против своих создателей, посягнули на гласный постулат — и поплатились за это, вознесли друг друга на алтарь и всадили лезвие ножа меж рёбер. Нету вам прощения. И вы прекрасно это знаете, не так ли?

«take the gun and count to three» Эзра

Подожди, ты считаешь, что я в этом как-то замешан? - растерянно переспросил Киран, на мгновение совершенно забывая о коробке, старательным упаковыванием которой был только что занят, и пытаясь понять, что именно имелось в виду. Пожалуй, он воспринял прозвучавшие «обвинения» в свой адрес куда серьезнее, чем следовало. Сама мысль о том, что Оуэн решил, что он что-то скрывает от него, несколько задевала Кирана – быть может, как раз потому, что подозрения эти трудно было назвать абсолютно беспочвенными. Он никогда в жизни не был настолько открыт ни с одним человеком, и все же не мог позволить себе быть до конца честным с ним, и это было единственным, что тяготило его на протяжении проведенных вместе недель. Нет, Киран и не думал жаловаться – он был искренне рад выпавшей ему возможности, и счастлив, что имеет полное право считать человека, ставшего столь важным для него, своим близким другом. Он не мог и надеяться на большее. Но не переживать о том, что вынужден утаивать от него что-то, оказывалось выше его сил.
Возвращаясь к этим мыслям, Киран то и дело одергивал себя, напоминая о том, что в сущности ничего не изменилось. Он испытывал к Оуэну те же чувства в течение достаточно долгого срока, и это ничуть не препятствовало их дружбе, а значит, не должно мешать ей и впредь.

«Do you believe in soulmates?» Киран

Мемориал жертвам 11 сентября выглядит, как обычный сквер, каких много во всех городах мира. Но здесь всегда стоит звенящая тишина, по крайней мере так всегда говорили Брайану те, кто там бывал. Осборн так и не смог себя заставить за все пятнадцать лет после трагедии посетить это место, ни когда здесь была непонятная смотровая площадка на останки башен, ни когда открылся уже давно всем привычный сквер. Сколько раз его бригада, останавливалась здесь, чтобы почтить память умерших собратьев, сколько раз организовывались мероприятия с той же целью у этого место не сосчитать. Но каждый раз Брайан умудрялся придумать причину почему он этого делать не будет. Никто сильно и не настаивал. Кто-то считал его лицемером, кто-то зазнавшимся, но никто никогда не тащил его в это место силой.
Ему понадобилось пятнадцать лет на то, чтобы снова научиться жить. Пятнадцать лет полных боли, грусти и разочарований для того, чтобы научиться снова видеть мир в цвете и быть счастливым. Пятнадцать лет ему понадобилось на то, чтобы встретить ту, кто смогла все изменить. Но даже будучи счастливым, Брайан стоял в стороне, около одного из деревьев и курил одну сигарету за другой. Полицейские, следящие за порядком, косились на него, но не делали замечаний, должно быть они видели боль в глазах мужчины и входили в положение. 

«The Day I Died» Брайан

Ты винишь себя за то, что должно оставаться в прошлом. Я не прошу тебя забыть об этом. Лишь хочу, чтобы ты попыталась выйти отсюда. Они не будут винить тебя. Никто из них, Мэдисон»
Она не откликается на свое имя - и ничего, совсем ничего не отвечает. Она - любопытный черный призрак: ее волосы, неухоженной черно-серой паклей покрывающие сутулые, слабые плечи, мечутся грязной гривой, пока она бесшумно скользит в прохладном отчуждении больничных коридоров. Ее пятки выбивают по гладкому кафельному полу задорную дробь; мышцы, отвыкшие от быстрой ходьбы, дрожат, как студенистая белая каша; обнаженные стопы чувствуют малейшие неровности и шероховатости, мельчайшие трещины в плитке. Первым делом она находит кабинет мистера Ллойда. Пахучий и старый, он напоминает закрытый пыльный сервант, в который ненароком сунула нос маленькая, неосторожная девчонка. Рассвет нового мира она встречает безмолвно, не обращая внимания на незримое присутствие наивного юного бога; сидя в большом кожаном кресле, некогда служившим оплотом и воплощением власти мистера Ллойда в этой обители безумия, она листает и исправляет свое досье: закрашивает черной пастой цветной снимок своего юного лица, перечеркивает диагнозы, прегрешения и проступки, а в самом конце - свое имя, два простых печатных слова, начинающихся с одной буквы.

«invisible sun» Мэдисон

Он лежит передо мной, еще оглушенный ударом бутылки по голове. И, несмотря на неподвижное тело, я могу видеть, что он еще дышит по тому, как вздымается его грудь. Он отвратителен – осознание этого соскальзывает по кончику острого ножа,который блестит в моей руке. Коротко свистнула сталь, и все случилось словно по инструкции – шея была поражена в " передне — боковую поверхность, границу лопаточно-ключичного и лопаточно – трахеального треугольников, с рассечением грудино – ключично – сосцевидной мышцы". Я же говорила, что читала.
Джек захрипел, напрасно пытаясь вздохнуть, пуская кровавые пузыри.  Мир для него встал на бок, окрасился багровым, стал непереносимо тихим, холодным, мокрым, а для меня - ИДЕАЛЬНЫМ. Я чувствовала вместе с ним, как эта кровавая гарь забивается ему в ноздри, как будто невероятно тонкими щупальцами пытаясь попасть к нему в голову, пробираясь, крадясь, проникая глубоко-глубоко, разбивая разделяющее, уничтожая препятствующее, заменяя собой, замещая, вытесняя, наполняя, убивая. Он протянул руки в попытке выровнять свой кривой мир и, предприняв последнюю попытку вздохнуть, откинулся.
И у меня совсем не было причин жалеть его.

«In our family portrait we look pretty happy» Самира/Ева

Как же было бы здорово научиться управлять временем: замораживать его тогда, когда нам хорошо, и подгонять в моменты, когда нам невыносимо тяжело. Сегодня был слишком трудный день, однако, это не помешало Рене почувствовать в себе необычайный прилив сил. Все дело в Эдварде, чьи маленькие ручки крепко сжимали ее сегодня, и ведь он даже не хотел засыпать, уверенный в том, что если закроет глаза, то больше не увидит маму. Все дело в Авроре, которая смогла найти нужные слова в нужный момент, чтобы не утешить Рене, а заставить поверить в то, что самое страшное - осталось там, позади. Все дело в Леннарте, руками которого доверилась Рене, и кто, как никто другой, не подвел ее в этом мире. Пожалуй, сделал уже и так слишком много, а ведь это - только начало их долгой дороги. Рене долго расхаживала по дому. Сначала для того, чтобы привыкнуть к обстановке, а потом, потому что женщина не могла найти себе места, пока домой не вернется Леннарт. Аврора сразу предупредила, что ее сын всегда подолгу задерживается, и что сегодняшний день вряд ли станет исключением, поэтому даже настояла на том, чтобы Рене отправилась немного отдохнуть, но разве эта упрямая женщина кого-то послушает? Ей было неудобно. Сколько эта семья сделала добра для нее? Приютила у себя, дала крышу над головой ее сыну, разве за это можно распалтиться? Безусловно, нет.
«.стоит отвлечься на миг» Рене

http://se.uploads.ru/xKjQ9.png

между нами тает лед

Лучшая игра недели

В какой-то момент мне стало немного жалко Алекса. В его профессионализме я не сомневалась. Он был отличным слушателем, внимательным к деталям, разговаривая с ним, я чувствовала себя в безопасности. Любое мое слово, даже самое необдуманное сказанное под влиянием эмоций не покидало его кабинета. Наверное, именно поэтому я ему когда-то и рассказала о романе с Мориарти.
- Совет от бывалого человека? – Мои губы тронула улыбка. Я на мгновение забыла, где нахожусь и причину своего визита. Выпитый еще перед приездом сюда алкоголь и так уже развязал мне язык, оставалось найти друга. Я оглянулась на Финча. Он все еще ждал меня там, в дверях, преданно и верно, как дружелюбный пес. Если бы у него был хвост, он бы непременно им сейчас завилял, ведь я обратила наконец-то на него внимание, разве что не похвалила и не угостила вкусняшкой. Он был таким милым, что я одарила и его улыбкой тоже.  Жестом он показал на свои наручные часы, подсказывая мне, что наш сеанс уже, по сути, должен был начаться. Я же в ответ тряхнула головой и, переведя взгляд на секретаря своего психотерапевта, увереннее, чем никогда раньше, сказала:
- Отмените мою запись к доктору Финчу, я перезвоню позже и запишусь на сеанс повторно. Спасибо. – Затем я взглянула на своего нового знакомого. – Ева,- моя протянутая в его направлении рука повисла в воздухе для рукопожатия. Мужчина медленно и немного нерешительно слегка пожал мои пальцы, он даже толком не коснулся моей руки, словно побоялся навредить. Это было как минимум странно, ведь даже при первом взгляде на него, я могла с точностью сказать, что он не из тех людей, кто беспокоится о других, о возможности навредить чужаку или поставить незнакомого ему человека в неудобное для него положение. 

Ева

Понедельник помимо того, что это начало рабочий недели. Посещение Финча. День, когда бошка трещит от ужасного похмелья, виной которому служит предыдущий день. В моей жизни имеет еще одно особо значение. Так или иначе знаковые события происходят именно в понедельник. В детстве получив в воскресенье деньги за уборку квартиры Джорджа, именно в понедельник я помчался в зал, оплатил абонемент на месяц и в первые в жизни почувствовал ту приятную боль в мышцах, которая приходит к тебе после изнурительных упражнений. Именно в понедельник я записался в морскую пехоту США. В первый день недели я получил ранение от того пацана и отправился в госпиталь. А спустя неделю, когда моей жизни уже ничего не угрожало я познакомился с Мартой. В понедельник я получил от нее письмо, где узнал, что она беременна. И угадайте в какой день недели я узнал, что эта тварь решила подать на развод и забрать МОЕГО ребенка? И именно в этот день дядя предложил мне непыльную работу, на которой достаточно легко заработать большие деньги. А спустя пару месяцев в понедельник я стоял в зале суда в ожидание его приговора. Мои понедельники — это как пятница тринадцатое здорового человека. Никогда не знаешь, что преподнесет очередное начало недели. Будет это светлый день или темный. Словно зебра, только к сожалению, никто не гарантирует, что за черной полосой будет белая, потому что мои понедельники подобны Тенегриву из знаменитой компьютерной игрушки с драконами, котами, и прочим украденным у профессора Толкиена лором. Я всегда с настороженностью отношусь к этому дню. И моя осторожность удваивается, когда я начинаю общаться с незнакомыми людьми. За последние годы жизнь приучила оглядываться назад, каждое мгновение моей жизни мне комфортнее если за спиной никого нет.
Лиам

Who can tell when summer turns to autumn

На этом празднике студенческой жизни Зеро чувствовал себя, как пресловутая рыба в пресловутой воде, как чувствовал на любом другом мероприятии или и того проще, его отсутствии. Всё, что от него требовалось, а точнее, что он сам определил себе в требования, решалось на раз-два шутками, умелым зачином и вовремя вставленными пятью центами. Не ладить с людьми, но находить к ним подходы даже сквозь полосу ментальных препятствий, Блэк считал самым денежным своим умением, и ничуть не ошибался. Разговорить, растормошить, направить, а, где нужно, и промолчать. Эта игра была едва ли не самой интересной из придуманных человечеством, пожалуй, интереснее бывали только те, в которых присутствовал секс. Пожалуй, и в них Зеро мог бы сыграть прямо сейчас, если бы не складывались разом несколько «но», среди которых фигурировало и данное обещание не развращать студентов, и наличие под боком мальца, которого он привёз сюда, чтобы провести время вместе, и того факта, что он приехал поработать, а не в отпуск. Интерес брюнетки, представившейся Келли, и толи ещё не растерявшей подростковых воинствующих настроений, толи примеряющей на себя роль заядлой феминистки и борца за справедливость, которой, как водится, в мире не существовало, от него не укрылся, более того, сознательно был промотивирован пару раз с помощью двусмысленных фраз и одного полуобнимания, - достаточно невинно, чтобы не нести никаких обещаний или предложений. Это было его развлечение, пусть не самое честное, но Блэк никогда и не метил в героев без страха и упрёка, оставаясь приземлённым реалистом, вопреки создаваемому впечатлению, глядящим на мир далеко не сквозь розовые очки.
Вспышка Лео не стала для него откровением. Он уже замечал, как мальчишка реагирует на фразы, касающиеся жизни и смерти, и давно сделал для себя вывод, правдивость которого ещё ни разу не пытался подтвердить, - малец явно был свидетелем какой-то смерти.
Зеро

Для маленьких мальчиков по всем телевизорам восточного побережья уже крутили «Улицу Сезам», пока они укладывались в свои тёпленькие постельки и готовились отойти ко сну. А Лео, что и говорить, раз уж так вышло, должна была пополнять их стройные ряды, о чём красноречиво говорил взгляд, брошенный Келли через плечо, когда пришёл её черёд нырять в кусты к дорожке, ведущей прямо на парковку. Может быть, Лео отчаянно всё приукрашивала, самостоятельно расставляя акценты там, где их не было и в помине, но факт оставался фактом, а она оставалась четырнадцатилетним мальчишкой, которого не брали с собой на взрослую вечеринку. Костёр и так уже догорал, сужая круг света, как раз на ту немногочисленную горстку народа, желающего подняться завтра утром со свежей головой. Но теплее ей от этого всё-таки не становилось. Лето уже догорало. Август – это вечер воскресенья, Брэдбери выразился максимально точно, кто же запретит в эти последние часы, как говорится, взять от жизни всё. А оставшиеся ненадолго в узком кругу костра… Уф. На первый-второй рассчитайсь. Только не говори, что ты не видишь, мышка моя. Эти короткие взгляды. Эти длинные взгляды. Эти смешки и заигрывания. Слюнявые поцелуи и шаловливые ручки. С ума сойти можно.
В общем, её хватило минуты на три, после чего компания окончательно распалась, как распадаются на угольки давно прогоревшие поленья в уже затухающем костре. Кто-то растворился в ночи по двое, кто-то гораздо больше походил на неё саму, отправившись блуждать по территории колледжа в одиночестве. Завидуешь? Ну, же… признайся. Давай, вперёд, положи руку на сердце, раз пухлая книжка библии осталась в номере мотеля, за которым вы стреляли по банкам. Сама у себя спрашивала, и сама же фыркала в ответ, делала круглые глаза и надувала щёки. Нет. Не-е-ет! Твёрдое и решительное. В отличие от собственного состояния, естественно. Это другие растворились в темноте, а Лео продолжала пребывать как бы в состоянии взвеси или суспензии.
Элеонор

Keep your hand on your gun

Кому в этот день больше не повезло, самой Кэти или ее подчиненным, сказать сложно, но вернулась хозяйка салуна в весьма дурном расположении духа, поминутно отряхивая пышную смятую юбку и ругаясь себе под нос, поминая всуе и Бога, и черта и прочую нечисть верхом на пресловутой кляче. Конечно, будучи дамой деловой и серьезной, она редко позволяла эмоциям взять над собой верх, даже в те суровые времена, когда только узнала, что в свои девятнадцать осталась вдовой. Когда посеревший от пыли солдат принес в их город список погибших и шериф на главной площади начал зачитывать имена под сопровождение развывшихся дам и шуршание снимаемых шляп стариков, имя мистера Робертса не было произнесено первым и как признавалась себе позже Кэти, она даже не сразу его расслышала, попросту не ожидав, что судьба так легко отберет у нее пусть и не любимого, но надежного супруга, ставшего для нее той поддержкой, которой может выступать мужчина для женщины, в том числе и после собственной смерти, оставив вместе с наследством, разделенным между ней и ее братом, полученный опыт. Еще до своего ухода на войну, мистер Робертс передал в ее распоряжение все ведение дела, полагая, что упрямства и хватки супруги будет достаточно для того, чтобы не пустить его салун по ветру, особенно в то неспокойное время, когда их края обескровила разбушевавшаяся война двух непримиримых сторон. И все же он надеялся вернуться даже тогда, когда получил роковую пулю между лопаток от товарища оказавшегося не таким уж и верным. Что послужило причиной распри между боевыми друзьями, Кэти не знала, как и других подробностей, утешаясь лишь тем, что рассказал ей вечером шериф, отбирая из дрожащих рук женщины бутылку виски и по отечески советуя ей взять себя в руки, ведь кроме нее самой ей никто не поможет лучше.
Медея/Кэти Джейн

Вставшая перед Биллом похлебка была холодной и пахла так себе, откровенно говоря. Но, после диеты на одной говядине с бобами, даже бобы с говядиной показались бы достаточным разнообразием, а поэтому жаловаться мужчине было не на что. А оголодалый мужчина и вовсе не привередничал, находясь в мучительном предвкушении, чтобы не наброситься на пищу раньше, нежели ее водрузят на столешницу, и заодно не заглотить ее в один момент, все-таки соблюдя правила приличия и взяв в руки как минимум ложку. Да что там? Уилсон даже ладони о штаны вытер, прежде чем приступить к еде, правда, краги так и не снял - в какой-то момент, у настоящего ковбоя они становились чем-то сродни второй кожи. Тон девицы все еще повергал его в в перманентное крайнее удивление, держал интригу почище всяких шутов из балагана - мадам каждым своим жестом напрашивалась на хорошую взбучку, но это удовольствие Билли оставлял на долю хозяина заведения, которого он также рассчитывал позже увидеть - у него к нему было одно небольшое, но весьма важное дело. К тому же вот, шляпу сбросила. И если бы еще попыталась ее поднять или хотя бы извиниться - куда там! Скривила себе мину в печеное яблоко и процедила что-то не менее хамское, чем и до этого, в их первую встречу. Как эту сучку вообще держали на работе, трудно было предположить - разве что она феноменально раздвигала ноги (на лицо-то и фигуру она была вполне ничего себе), а, может, и играла на чем или пела. Хотя, сам Билли не любил строптивых женщин, он ценил в них покорность и скромность (если дело не касалось шлюх, конечно), а норов он оставлял необъезженным кобылицам да диким буйволам, победа над которыми если и не приносила особой славы, то обуздание их хотя бы вызывало чувство удовлетворения и собственной важности.
Мэд/Билл

призраки фей на трамвайных путях

- Смотри на меня! - звучит приказ. И голос как будто берет ее снизу за скулы. Держит крепко, впиваясь в кожу. Не даёт отвести взгляд. И она смотрит до тошноты, как в рыжих глазах рыжие сполохи пляшут ритуальные танцы. Безумные, противоестественные. Выламываются суставы и встают на место. Прыгают тени, изогнувшись крючком. Узловатые силуэты, как ожившие сгоревшие деревья.
Вокруг вакханалия ничуть не меньшая. Голоса уже не шепчутся, они оставили никчемную свою скромность. Они обретают силы, чувствуют могущество что питается её верой. Её уверенностью в их реальности. Благодатная почва, источник сил. Голоса теперь кричат во всю мощь, перекрывают друг друга. Уже хочется жмуриться от воя и чужих этих песен, но она не может отвести взгляд. Она в ловушке, и сама не знает, как сюда угодила.
Прикосновение лбом ко лбу как взрыв. Яркий, громкий, ослепляющий. Как последний вопль застреленного дикого зверя. До звонка в ушах.
Что-то выше них, что-то больше нее просит впустить.
И она отворяет все засовы.
Вот и долгожданная тьма.
Джэйн раскидывает руки крестом, как тогда, год назад. Только не падает - витает. Её держат ледяные оковы. Мёрзлые толщи.
Она никогда здесь не бывает - слишком холодно, слишком пусто. Она не любит сюда заглядывать, ещё не видит, но уже чувствует горький ментол, прозрачный иней в воздухе. Её светлые волосы распадаются до самого горизонта, рисуя низкие облака. Её бледная кожа - рыхлый снег, по которому бродят голодные стаи. Её чёртовы полярные лисицы. Запорошенные снегом угли когда-то горячего сердца. Гремят костями, цепями, льдами. А она взирает на этот мир солнцем, которое забыли включить. Богом, чье имя давно забыто, затеряно, обесценено. Ветром, вырывающим последние крупицы тепла.
Джэнни

У Дженет муж - настоящий чудак... Так про него говорят. Он редко пускает в дело кулак, у него нелюдской взгляд...
Злой ветер все холоднее и холоднее, бьет в спину, заставляет слишком сильно цепляться за обледенелые края проруби, вот-вот уронит. Но просто так тревожить воду падением нельзя, он знает это из тысячи сказок. Падение - смерть. Мгновенная, только-только волны встревоженные сомкнутся над головой и успокоятся. Он тогда не сможет моргнуть и застрянет в плену ее упоительного кошмара. За спиной лай заливистый ее преданных защитников, тварей, от которых она сама теперь не может спрятаться, смотря теми, другими, глазами, на небо голубого цвета в том мире, где находится ее физическая изувеченная духом оболочка. Они не спешат идти ей на помощь, оттаскивать зубами-когтями наглеца, посмевшего вспороть гроб стеклянный голыми руками, грубо, безо всяких излишних церемоний, почему-то нет. Он видит их краем глаза, там, высоко-высоко на краю воронки, они мечутся туда-сюда, истекая тьмой и болью, лай их сменяется насмешливым воем, словно бы предвещая какое-то очередное испытание. Он только сухо ведет бровью. Не страшно. Совсем не страшно. Он не будет загнанным зверем смотреть через плечо, пытаться прикинуть, дойдут или нет, а если дойдут, то за сколько прыжков? Нет, нет. Он смотрит в лицо под кристально прозрачной тонкой пленкой воды. На плечи, на руки, что колышутся спокойно, как смерть, водоросли волос, обнимающие шелком плечи.
У Дженет шрамы на всем лице, на шее, руках и груди. Дженет ходит в венке, как в венце, если муж рядом с ней сидит.
Белый, мертвый лик, как у безучастной Луны, готовой в любое сумеречное время любого дня вспороть руки своему любимому Солнцу, унося потом на руках своих тело далеко за горизонт, чтоб лечить там для того, чтоб умереть самой.
Джастин

and I would walk 500 more

Рука Нейтана все ещё кажется огромной в ее уже не тонких, но все ещё хрупких пальцах. Она все так же держит его ладонь, хотя сбитые костяшки уже промыты, обработаны и забинтованы, и никак не может отпустить, разорвать волшебство момента, в котором они понимают друг друга даже без слов, как понимали когда-то невероятно давно и как будут понимать всегда. Наверное, это единственное, что их всегда объединяло, и единственное, что не сможет разрушиться от прожитых лет, от неприятностей, смены профессий и стиля жизни. И даже конец света не сможет разрушить это взаимопонимание. Грейс держала его пальцы до тех пор, пока он не отступил от нее, словно она проклята и лишнее прикосновение к бледной коже принесет с собой как минимум проказу. С ее губ так и не сорвалось негромкое "знаю", она лишь опустила глаза.
- Спасибо. Нет, все хорошо, - мотнула опущенной рыжей головой и глубоко вздохнула.
Ей никогда не нужны были баснословные деньги или подарки, в чем за последние дни их совместной жизни часто упрекал ее Нейтан. Ей не нужно было золото, шуба или бриллианты, ей куда дороже были розы с чужих балконов и хот-доги из ближайшего ларька на ужин или завтрак, то, как Нейтан защищал ее от всего мира, дарил ей этот мир на пустынных пляжах или в долгих ночных прогулках. Она помнила, как он ее слушал, когда она рассказывала ему про принятие конституции, войну Севера и Юга и отмену рабства. Помнила, как рисовала ему графики, объясняя уравнения, а он смотрел на нее влюблёнными глазами, хотя сама молоденькая Джонсон этого не замечала в тот момент. Она выходила замуж не за подарки и не за деньги, она выходила замуж за мальчишку, который был ее первым мужчиной и носил ее от этого на руках. Она выходида замуж за человека, который принес домой щенка только потому, что боялся, что она, идеальная Грейс, будет грустить, а щенок должен ее развеселить. 
Каролина/Грэйс

Но тогда перед ним стояла сильная и уверенная женщина, а не та, что дрожала от малейшего шороха, выглядело исхудавшей, и смотрела на него большими глазами потерявшегося ребенка, что очень хотел найти родного человека, взять его за руку и почувствовать почву под ногами, обрести уверенность в себе, в завтрашнем дне, и поэтому любая его история, попытка выкрутиться теряли всякий смысл перед Грейс. Удивительно, что спустя десять лет она имела на него колоссальное влияние, и сейчас он вздохнул, посмотрел на свои руки, потом на нее и решил не увиливать.
- Давай я выпью чего-нибудь?
В своей квартире он бывал довольно редко, но обустраивал ее лично и довольно придирчиво, даже подбирая цвет потолка в спальне и гостиной, ковры, чтобы утопали уставшие ноги после долгих перелетов, удобная и безумно мягкая мебель, что после многочасового сидения была райским блаженством. Парочка картин, диковинных ваз и статуэток, которые он то и дело притаскивал из разных стран стояли на полках, куда Мартин не мог дотянуться, потому что даже для столь коротких лапок, он был на удивление проворным малым и уже не раз разбивал кружки и тарелки, чтобы стащить вкусняшку со стола, и с его появлением пришлось кое-что переделывать, но опять же под его полным контролем. Небольшой бар был в шкафчике над холодильником, где всегда стояло парочка бутылок виски, мартини и вина, которое он не пил совершенно, но свято верил, что когда-нибудь кого-нибудь угостить. И беря бутылку в руки, только сейчас заметил, что это любимый сорт Грейс.
- Держи, - протянул ей бокал с алой жидкостью, и присел на диван рядом с виски. – Что ж… - вздохнул тяжело. – Ты спрашивала, откуда? – рассматривал костяшки пальцев, что были обработаны с заботой. – Я поехал к твоему жениху и дал ему в морду.
Он не стал больше ничего добавлять, хотя очень бы хотел спросить, а что еще ему оставалось делать, но промолчал.
Адам/Нейтан

http://sd.uploads.ru/ZTfE5.png

http://s9.uploads.ru/mAWQr.png
Томас
посмотреть

http://i.imgur.com/eian9rH.png
Леннарт
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/6555d1f4fba903d6da4b312e9a7fab70/tumblr_ovd0xei34p1qdqywso2_250.gif
Нейтан
посмотреть

http://savepic.net/9893278m.png
Рипли
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/0e34743507cf6e2138dc6a97f1aa4832/tumblr_ovoas9XICs1us77qko2_250.png
Алесса
посмотреть

http://s6.uploads.ru/JAepP.png
Томас
посмотреть


0

64

З А Я В К А    О Т    К И Т А

https://68.media.tumblr.com/55773911e05be51ed2483e26b071108e/tumblr_ovm2pkou4I1u8pmwwo1_400.png

Имя персонажа: Dorothea Hunt/Доротея Хант (все обсуждаемо)
Возраст: ~32 года (1985 года рождения)
Внешность: Эмилия Кларк/Emilia Clarke (смена по согласованию)
Род деятельности: юрист по корпоративному праву


Описание персонажа

Отношения с персонажем:
Любовь и ненависть в одном флаконе.
Кит и Дот познакомились в юридической школе Гарварда, где почти сразу друг друга возненавидели. При любой возможности, они выступали на противоположных сторонах, доказывая свою правоту до пены изо рта. За пределами класса молодые люди, никогда не стеснялись в выражениях, обмениваясь любезностями. Одногруппники же развлекались, наблюдая за всем происходящим, и делали ставки, как быстро они переспят.
От ненависти до любви, как известно один шаг, как в прочем и в обратную сторону.
Не выдержав в какой-то момент, Кит поцеловал Дот лишь бы она уже закрыла свой рот. Девушка сначала пыталась отбиваться, но довольно быстро сдалась. И целых полтора месяца все прожили в полном мире и гармонии, «Дом 2» их выпуска начал походить на обычную парочку, каких было море по кампусу и одногруппники уже начали собирать ставки на свадьбу, как Кит и Дот поругались из-за какой-то мелочи. Нормальные люди помирились бы, но не они, эти двое снова ушли в жесткую конфронтацию.
Так они их и качало из крайности в крайность все 4 года до выпуска.
После окончанию обучения молодые люди разошлись в разные фирмы, в разных городах и пять лет не пересекались.
Варианта встречи есть два:
1. По разные стороны «баррикад», столкнуться во время одного из дел. Сначала вести себя, как профессионалы, но в итоге свалиться в свою обычную манеру и позабыв о клиентах дойти до абсурда пытаясь доказать свою правоту.
2. Дот перешла на работу в компанию «Night Chance», в результате они с Китом претендуют на одно и туже позицию в перспективе. (Но этот вариант вам нужно будет утрясти с Эриком Найтом)

Это отношения, построенные на соперничестве, двух сильных личностей, ванильки со звездами с небес и детишками не будет. Ни Кит, ни Дот (в моем понимании) не те, кто на это будет тратить особо свое время и силы.
Описание персонажа:
Мать Доротеи сбежала от мужа и троих детей, вскоре после рождения третьего, младшего сына. Девочке тогда не было и пяти лет, а старшему брату едва исполнилось одиннадцать. Стоит отдать должное мистеру Ханту, он сделал все для своих детей, каким-то чудом он умудрялся вести вполне успешный бизнес по продаже подержанных машин в их захолустном городке в Канзасе и успевать на все выступления/игры детей.
Дот выросла окруженная фразой: «Ты же девочка!», которую ей так любили повторять отец и двое братьев. Ей нельзя было лазать по деревьям, играть с машинками и носить брюки. Девочке больше хотелось играть в бейсбол, но отец отправил ее на танцы, потому что там ее научат женственности. Мужчина хотел, как лучше, дать дочери то, чего ее лишила сбежавшая мать. Пользы от этого было не очень много, вместо того, чтобы стать домашним цветком, и сама как-то научиться всем женским штучкам, Доротея выросла упрямой и самостоятельной. Уже к четырнадцати, она сказала отцу, что так больше продолжаться не будет, заставила его купить себя брюки и больше не возвращалась на ненавистный балет. Дот всегда имела множество подружек, но с парнями отношения складывались не очень из-за трех мужчин, которые слишком уж ее пытались опекать. Но в итоге девушка научилась и хитрить. Она говорила, что оставалась на ночь о подруг, а сама бегала на свидания. Окончание школы прошло почти незаметно, отец, всю жизнь копивший на колледжи детей смог отправить свою любимицу в Гарвард. Старший брат всю школу, игравший в футбол, смог получить спортивную стипендию в университете Остина, а младший не подавал особых надежд и сразу после школы собирался торговать с отцом машинами. Так что все накопления были потрачены на одну Доротею.
Дот всегда мечтала вырваться из рутины маленького города, где все друг друга знают, но очень боялась, что новая жизнь будет хуже. Колледж для девушки оказался местом по настоящему волшебным. Сам город казалось был в разы больше ее родного, да и больше не была гнета чрезмерной опеки и каких-то ожиданий, которым она должна была соответствовать. Решение стать юристом появилось еще во время первого семестра, когда девушка начала принимать участие в местных акциях и дебатах. Кто-то сказал, что из нее может выйти толк, Дот поверила и добавила к своим предметам по английской литературе, необходимые для поступления в юридическую школу.
Знакомство с Китом случилось в 2007 году и первым делом молодые люди умудрились не поделить место в аудитории. Рейн повел себя, как джентльмен и уступил девушки, но это было лишь начало. Они делили все, что только могли, пытались ответить на вопросы преподавателей быстрее, конкретнее. Оспаривали постоянно мнение друг друга, словно их задевало, что оно у них разное. Дот приверженца запрета оружий, противница войн и смертной казни, не могла смириться с тем, что среди них сидит «герой». Кит себя, конечно, в список святых не возводил и войне говорил редко, почти никогда, но не видел ничего плохого в праве американцев защищаться, поддерживал смертную казнь и что хуже всего, несмотря ни на что понимал почему нужно воевать. Вынужденные однажды вместе выполнять задание, молодые люди чудом друг друга не убили, вместо этого они переспали. После того случая их отношения поутихли, и они стали вести себя, как обычная пара, смеялись, проводили вместе время и почти не спорили. До тех пор, как они снова оказались по разные стороны «баррикад». Отличные мнения снова сыграли с ним злую шутку и едва начавшийся роман, тут же был окончен и погребен.
История с разными деталями повторялась многократно все 4 года обучения в юридической школе. Закончилось все только с выпуском, когда Дот уехала на работу в Чикаго, а Кит в Нью Йорк. Повода встречаться или узнавать, как друг у друга дела у них не было, каждый свободно строил свою жизнь и не вспоминая старого любовника из колледжа. Пока старуха судьба не решила подшутить над ними и не столкнула вновь в одном месте лбом ко лбу.


Ваш пост

пост

Я когда-то где-то прочитал фразу: «Если хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах». В тот вечер у меня был идеальный план: как раз на днях вышла последний эпизод сезона моего любимого сериала, я отпросился на завтра и мог посвятить всю ночь наблюдению за полюбившимися персонажами. И у меня все почти получилось, если бы я не затормозил с преставлением ручек в стаканчике, какая к черту разница, как они стоят? Но мне было важно потратить пять минут и расставить их в порядке цветового спектра. И пока я занимался этой ерундой, ко мне подошел начальник, одним легким движением на мой стол легла папка с новым делом.
В этом не было ничего не обычного, из всех я чаще брался за такую срочную сверхурочную работу, к тому же перед моим носом уже маячило повышение в сентябре. Поэтому пришлось отложить все свои замечательные планы и заняться делом. Оно, кстати, было судя по тому, что мы уже успели узнать довольно примечательным. Судмедэксперта и брата близнеца агента ФБР обвиняли в том, что он убил несколько молодых девушек и парней. Сами материалы дела мы еще не получили, зато моего подопечного уже успели отвезти в кутузку. Ну, кто бы сомневался, что полиция не попробует оторваться добравшись до такого лакомого кусочка? Я честно надеялся, они успели слишком сильно наломать дров и облегчили мне этим жизнь.
Прогулка до участка заняла у меня всего каких-то пол часа. Очень мало, учитывая, что мне нужно было обдумать стратегию моего поведения. Обычно, я заходил в эти двери уже готовым говорить с полицией, но сегодня они всеми силами пытались скрыть как можно больше информации. Обычно это говорит только о том, что не все было сделано правильно, а значит, при правильно разыгранных картах, я смогу быстро вызволить подопечного. К счастью, я всегда могу притормозить на пару минут, устроив очередной перекур. Дурная привычка, мне постоянно повторяют это, но меня она успокаивает. Правда, в тот вечер я явно нервничал больше, чем обычно. Я люблю иметь представление о том куда иду, а не бросаться в омут с головою. Сигарета закончилась в три затяжки, а за ней еще две или три, когда я понял, что стою в центре круга из бычков, я вздохнул и зашел внутрь.
- Здравствуйте, Я Кристофер Рейн, - я показал свое удостоверение офицеру за стойкой. Он внимательно посмотрел на меня и на мою фотографию и кивнул. – Я хотел бы встретиться со своим клиентом – Гете Кастелланосом.
Последнее предложение откровенно вызвало недовольство офицера, это было явно видно по выражению его лица. Он показал мне жестом знак подождать и позвонил кому-то. Пара минут коротких фраз, киваний и мычаний, даже если бы я хотел, то вряд ли смог бы понять, о чем идет разговор. В любом случае в тот момент я в этом не нуждался, вместо этого я читал письмо от частного детектива, с которым работает наша фирма. Никакой конкретики не было, по сути не было ничего, что могло бы привязать моего подзащитного к месту преступления или к жертвам, зато куча каких-то домыслов и прочей ерунды. Меня заинтересовало, каким образом они смогли получить ордер на арест. Возможно, было еще что-то, что мы пока не откопали. Одно меня обнадеживало, скоро мне должны были все рассказать и показать.
- Он отказался от адвоката, - наконец сказал мне лейтенант, удя по форме, О’Брейн. Мужчина положил трубку и пожал плечами. – Похоже у вас тут нет дела.
- Это странно, потому что мы были приглашены кем-то на это дело. – Я пожал плечами. Вечная проблема с самоуверенными клиентами, особенно когда нас нанимают их родственники. В любом случае, мне нужно было хотя бы попробовать поговорить с ним. – Дайте мне пять минут с ним, он подтвердит мне свой отказ, и я уйду. Просто представьте, какой будет скандал, если он потом скажет, что ждал адвоката, а вы меня не пустили к нему? Вряд ли виноватым потом будет кто-то еще, кроме вас Лейтенант.
Я видел, по тому, как он хмурился, что в его голове начали крутиться шестеренки. Это хороший признак, значит он взвешивал, что хуже пустить меня к подзащитному или напомнить о последствиях угроз представителям правоохранительных структур. Честно говоря, не могу сказать, что я сомневался в исходе. Своя шкура людям всегда дороже, а лишаться пенсии и прочих льгот от департамента вот такие «диванные войска» Нью Йорка обычно не хотят. В этот раз он не решился говорить при мне, а оставив вместо себя кого-то из молодых, уходит ненадолго. Жаль, вот в тот момент я бы с интересом послушал его разговор с вышестоящим.
- Пять минут, - говорит мне О’Брейн, вернувшись на свое место спустя четверть часа. Интересно, они там решали мировую проблему? Почему они так бояться того, что я увижу этого Кастелланоса?
Меня довольно быстро проверяют на предмет оружия и так далее. Ничего не обычного, просто стандартный протокол, после чего заводят в комнату для допросов, где уже сидит он. Я ожидал увидеть побитого человека или еще что. Вместо этого передо мной сидел вполне себе здоровый мужчина без следов насилия, к чему были все проблемы, я не понимал. Первым делом вместе с детективами, я выключил все звукозаписывающие устройства. Не смотря на тот факт, что я еще не был его адвокатом, помогать им я не собирался. Записываться будет только официальный допрос, все остальные записи я обязательно потребую исключить из материалов дела. К сожалению, прокуратура любит грешить и использовать в суде записи нарушающие права Миранды.
- Здравствуйте, мистер Кастелланос, я Кристофер Рейн, - я протянул ему руку, больше проверить, что с ней все в порядке. Мужчина почему-то держал ее под столом и я не видел ее. Я бы не сказал, что он был похож на человека, который собирался заниматься самозащитой. Возможно, он решил, что ему не нужен адвокат, потому что он не виновен, но это тоже было странно. Гете должен понимать и знать, что в таких ситуациях потопить человека и посадить невиновного проще простого. Американская система правопорядка давно не работает так, как задумывалась. Тюрьмы переполнены людьми, совершившими мелкие правонарушения и теми, кто не сделал ничего. Это результат человеческой халатности. Большинство не может позволить себе дорогих адвокатов, а судьи, следователи и прокуроры, только в сериалах и книгах заинтересованы в справедливости. На деле всем им важнее поскорее состряпать дело, посадить кого-то за решетку и забыть. Минимальный шанс на честное и правильное проведение дела есть только тогда, когда пресса сует свой нос в него. Что ж, этим я тоже обязательно воспользуюсь, попросив его отца или брата сделать заявление для всех журналов, газет и каналов, но потом. Сначала надо было разобраться с тем, что он пытался отказаться от моих услуг до того, как я успел прийти. – Меня наняла ваша семья, чтобы я представлял ваши интересы в ходе этого дела. Детективы Нэш и Бриджес присутствуют тут для того, чтобы мы все могли засвидетельствовать ваше согласие или отказ от моих услуг, мистер Кастелланос. Прежде, чем будет продолжен допрос, я бы хотел поговорить с вами, к сожалению, я не успел еще ознакомиться с материалами дела. У вас есть какие-то возражения или пожелания? Возможно вы проголодались? Китайская кухня вас устроит?


Личные требования к игроку
Быть тут, любить персонажа, играть не только со мной, но и со всеми на форуме.
Я игрок медленный и не люблю зацикливать персонажей друг на друге. Вам нужно будет быть самостоятельной и выстраивать другие линии и истории. Люди у нас тут милые, добрые, отзывчивые и всегда рады сыграть что-то интересное.
От соигрока не жду постов со скоростью света, но, если пропало настроение/нет времени, не пропадайте, напишите все честно. Я не обижусь, не прокляну, ничего такого.
Свое торможение с постами буду компенсировать долгими беседами, о чем угодно, графикой и веселыми шутками.
Размер постов, количество воды и от какого лица пишете не принципиально. Я пишу Кита от первого, но могу писать и от третьего, да хоть от десятого, воду сам лить не люблю, но если надо, у меня всегда есть пара-тройка припасенных кувшинов.
Приходтите, все остальное решим на месте.


Связь с вами
Гостевая, ЛС

0

65


http://s4.uploads.ru/jUTX5.png

http://sd.uploads.ru/wxiRE.png
Однако, к сожалению, или же к счастью, ничего страшного, непоправимого, фатально-неизбежного со мной не произошло. Я по-прежнему мог дышать, мог видеть, чувствовать кончиками пальцев неровный край столешницы, слышать голоса пустых разговоров – про новое платье, про сломанный каблук, про кошку, что родила семерых котят в минувший сочельник, про неисправный домофон, и про то, как сосед из дома напротив каждое утро, аккурат в 5 часов, выходит на балкон в одном исподнем, раскуривает трубку и громко, с чувством и азартом, что так характерен для людей, не разучившихся еще быть детьми, вслух читает Шекспира.
Чудо не случилось – не улеглась злость. Видение в красном оказалось не более чем безвкусно и не по возрасту одетой девицей, с легкой сумасшедшинкой в глазах, но не настолько, чтобы второпях нашаривать телефон. Эта сумасшедшинка ей даже шла – оживляла некрасивое лицо, придавая ей определенный шарм, за который, как знать?, мог бы ухватиться уличный художник, чтобы потом, по памяти, в своей полуподвальной мастерской, написать настоящий шедевр.
Веточка можжевельника припорошена снегом. В огрубелых пальцах измята красная ягода – эхо чужих надежд. Чего же тебе бояться? Это другим – камень на полпути. Сюда не ходи, туда не ходи, а прямо - за полцены пропасть, в пропасть упасть. На твоем же пути не одного указателя.
На мгновение в ее глазах что-то изменилось. То ли игра света и тени, то ли мелькнувшая странная мысль или ощущение. Но кафе неуловимо начало меняться. По стенам прошла рябь, почернели лица на фотографиях, выцвели краски, голоса притупились, пожухли и тоже словно бы потеряли цвет – лишились своей силы.
Я с ужасом, любопытством и недоверием поднес руки к лицу – ветвление черных и, словно бы, вспухших вен, ошметки кожи, обломки когтей – картина смазалась, время перескочило главу – пальцы сомкнулись на шее девушки, чуть сильнее сдавить – голова покатится с плеч.
Тени беды – не сама беда.

читать продолжение: «close my eyes»

Давайте закроем глаза и представим, что в королевский владениях одной известной нам монаршей семьи всё затихло, стоило только одной персоне перешагнуть порог дворца. Серый кардинал вернулся, и некоторые, конечно же, зашептались. Всё потому, что мужчина в сером обладает уникальным талантом – объявиться внезапно, разбередить, растревожить, вывернуть наизнанку. И лишь в момент наивысшего злодеяния его губ коснётся одобрительная улыбка – пора в путь. Взмах плащом, дабы не мешался он на обратном пути, и вот напоминание о только что посетившей дворец персоне напоминает только пыль и серое небо над головой.
И я, как Ваша подданная, Милорд, вот только шептать не умею. Я сразу ору капсом в лс. Лишённый голоса может только оглушительно шуметь. А оттого Вы возвращаетесь в этот раз под грохот воображаемых фанфар (смотри Киля, я создаль, только написав это этом С:), и пресса нашего маленького королевства гудит о том, что Вы получили лучший пост. Ведь Вы вновь покорили нас, разбередили. Ну а меня вывернули наизнанку. Как Вы посмели, но так посметь могли только Вы.
А теперь я отойду от высокого слога, хотя мой высокий слог летает так же низэнько, как и крокодилы. Киля, радость моя высокоинтеллектуальная. Пусть я не очень умный, но я пытаюсь быть честной, и я честно-пречестно благодарна нашему гуляющему самому по себе Котику за наше знакомство. Даже за твоё умение запутать одну мою единственную извилинку. Да и для тебя ж это как нефиг делать просто. Возможно, это даже весело. А ещё то, как ты пишешь… не знаю, как некоторые, но я готова тебе простить твоё отсутствие, преклоняясь перед твоим мастерством выдерживать стиль и слог. И, быть может, ты сильно удивишься, но своими великолепными постами ты умеешь вдохновлять. А, может, ты об этом и догадываешься, ведь ты знаешь, кажется, всё на свете.
Улыбайся. Чувствуй эту жизнь на кончиках пальцев, чтобы даровать её другим персонажам и мне на почитать. Ведь маленьких (то есть меня) надо радовать чаще с: но так как попытка морального давления неэлегантно провалилась, поэтому мне остаётся послать к тебе сквозь время и расстояния крепких обнимашек, много любви и признательности за то, что ты тот, кто ты есть, за то, что ты вот такой вот невероятно талантливый.
И хотелось бы завершить речь красиво, но в голову приходит только один вопрос по поводу однажды рассказанной сказки: «Бабочка могла как сгореть, стремясь к свету, так и быть съеденной пауком. И была ли тогда разница, как, ровно до тех пор, пока бабочка не увидела свет?»
Вот и думай. А я больше не буду, на вот лучше лишнюю крепкую-прекрепкую обнимашку, ведь как известно, осенью где тепло, там и хорошо х)
   
(с) Рита
Как Рита и сказала, ты - живее всех живых, Киллиан!
Я очень рад не только тому, что ты пишешь мне, но и тому, что ты пишешь другим людям, пишешь хорошие посты, и пишешь фразы вроде "надо возвращаться", потому что да, надо: тебя тут ждут, и ждут не только всякие французы. Но это именно они сегодня тебя поздравляют с лучшим постом! И они (в моем, по крайней мере, лице) ни капли не сомневались в том, что ты лучший. Какой это раз, третий? Я сказал бы "всего третий", но было бы больше, если бы кое-кто не был так ленив! Еще один повод к "надо возвращаться", попробуй его запомнить, иначе мне придется написать это на открытке и выслать в твою сторону.
В общем, моя речь будет короткой, дорогой Киллиан. Держи планку! Всегда держи планку. Будет сложно, она у тебя высокая.
А еще - будь котиком, люби Рауля (обоих нас), пиши чаще и не грусти!
   
(с) Рауль
У меня какая-то бесконечная череда праздничных тостов. Не умею я их строчить, чтоб было прям ОГОГО! Но. Кхм. Итак. Поднимемся от стула и салютнем стаканом еще раз. Дорогой  Килли, ты давно не баловал население острова своим присутствием. Даже была угроза удаления, которую ты смог пережить, но… Все равно не радовал. И вот. Свершилось. Ты начал лихо раздавать долги и показывать всем кузькину мать, что есть порох в пороховницах и так далее. Я тебя поздравляю, эта неделя стала твоим триумфом, впрочем, я в этом не сомневался ни на секунду. Для тебя не секрет, что я являюсь поклонником твоего стиля еще с незапамятных времен, когда мы схлестнулись в музыкальном конкурсе Манха. Чувство восхищения вспыхнуло моментально, и это очень долгая любовь. Ты для меня идеальный соигрок буквально на все времена, ты единственный на определенный промежуток времени поддержал мои битые на голову идеи, писал совершенно невероятную круговерть образов, и, черт возьми, я все еще рассчитываю  доиграть с тобой наш «Эндшпиль». Потому что так тонко и по-средневековому страшно никто больше не напишет. Я снова снимаю перед тобой шляпу, пусть и нихера их не ношу, поднимаю бокал за твое здоровье. Пиши больше, твори больше, не покидай остров надолго. И не бросай меня, блин)))   
(с) Джастин

https://66.media.tumblr.com/4503d7e6cfca3cf942d150e14e1d4500/tumblr_octdw9l2iT1us77qko1_1280.png

http://s8.uploads.ru/dJXVZ.png
Летиция

http://s3.uploads.ru/wU6Oo.png
Нил

http://s8.uploads.ru/JIQOE.png
Самин

http://s9.uploads.ru/umILP.png
Зеро

http://s8.uploads.ru/0wfYB.png
Элеонор

http://sh.uploads.ru/7k4cZ.png
Мэд

http://se.uploads.ru/bzNsL.png

Волнения нет.
Людей перед сценой больше, чем Рауль рассчитывал, поэтому он почти на них не смотрит, только изредка бросает открытые взгляды, словно до сих пор пытается вычислить среди всех Риту Мэй. Он легко сделал бы это, если бы сосредоточился, ведь внешность у нее примечательная. Скорее всего Рита стоит где-то впереди, но не по центру, а сбоку, чтобы не было даже шанса попасть в давку - она не слишком любит, когда другие люди к ней прикасаются. Но присмотреться у француза нет времени, он остается в меру сконцентрированным на музыке, он ведет мелодию, выстраивая с ее помощью целую историю, имеющую все канонические вехи: и завязку, и развитие событий, и кульминацию. Словно маленькая жизнь с разноплановым течением; Рауль заранее знал, что это - хорошая композиция, потому что мнил себя профессионалом, да и преподаватели школы были того же мнения, но получить этому подтверждение прямо тут, на сцене... О, это оказалось лучшей наградой. Рауль даже не был уверен, что достоин ее.
Впрочем, эта легкая неуверенность не мешала ему наслаждаться и получать удовольствие от того, что он делал. Он не ждал реакции слушателей, ему не нужна была ни критика, ни похвала, потому что уже было главное - внимание.

«Звуки музыки» Рауль

Так же как некогда творцы воздвигая громадины небоскребов поместили на них своих вечных стражей — гаргулей, так и архитектор моей судьбы поставил меня за барную стойку  три года назад, превратив когда-то успешного мужчину в молчаливого наблюдателя. С каменным выражением лица я день за днём становился вынужденным свидетелем встреч и расставаний, странно откровенных и откровенно странных диалогов, но удивительнее прочих была магия сближения незнакомых друг с другом людей, которой время от времени давал рождение полумрак моего бара. Её наряжали разными именами: сакральный ритуал распития скотча, да хоть таинство собутыльников, если так будет угодно, но суть оставалась неизменной: два человека, бутылка виски и долгие разговоры ни о чём и обо всём одновременно. Сколько таких сцен видел свет? В них не было места писанным законам, но даже опрокинувший свою первую рюмку крепкого алкоголя желторотый юнец сразу понимал простые правила игры так же, как понимали этим вечером их и мы с Кэрри.
И всё-таки необычный вопрос о гордости застаёт собеседницу врасплох: мне хорошо видно её замешательство, ведь она даже не пытается скрыть его, вместо этого пряча от меня свои удивительные глаза, и я впервые за всё время нашего короткого разговора не имею возможности лицезреть их.

«бросать камни с души» Бен

Чья-то тень заставляет чувствовать себя настолько маленькой и беспомощной, что пропускает мгновение, когда седьмая марионетка едва сдерживая восклик, оседает на пол. Он выжил. Выживет ли она?
Руж не умеет лгать. Она клинически выдает правду, даже если это могло ее спасти. Но девушка умеет воспользоваться правдой так, чтобы выгода была на ее стороне. Сейчас же правда была такова: или она умирает от собственной руки, или ей пускают пулю в лоб личный кукловод. Хоуп стояла в нескольких шагах от нее, пронзительно взирая на свое протеже - ей все равно как та умрет. Обидно будет, но не более.
Глубоко дышит, поднося металлическое дуло к виску; медлит, смазывая языком с верхней губы соленый пот; остатки благоразумия верещали фальцетом, раздирая ушные перепонки, а извне давила тишина,что казалось, будто можно расслышать каждое дыхание марионетки. Дакоте никогда не требовалась опора, надежное плечо - жизнь так подгадила, но сейчас она пыталась на короткий миг найти то, за что можно зацепиться как за спасательный круг. Отчего-то оборачивается, натыкаясь на волчий взгляд мужчины, смотрящего прямо на нее. И это дал стимул. Прошибло насквозь.
Щелчок.

«take the gun and count to three» Дакота

Ужас окутывает ее черной непрозрачной пеленой. Элис царапает ногтями горло, чувствует, как по шее стекает кровь – тонкая фарфоровая кожа рвется под ее острыми ногтями, но это не приносит облегчения – воздуха все еще нет. Это не просто страх, не просто ужас, не просто оторопь – это кошмар, самый темный, который только можно выдумать, и сердце сжимается, а где-то на периферии сознания скользит мысль о том, если Элис не задохнется сейчас, то погибнет от страха.
Пальцы судорожно скользят по полу, цепляются за подол платья, дорогой маникюр не стоит больше ни гроша: ногти обломаны под самый корень. Элис падает грудью на пол, прижимается лбом к шершавой ткани платья и наконец понимает, что организм смиловался – она делает вдох полной грудью, давится дыханием и протяжно и хрипло кашляет несколько минут, пока ее не начинает колотить дрожь.
Тогда Элис затихает. В ее руках – ткань платья, пальцы сжимаются и разжимаются бессистемно, по спине ползают мерзкие пауки ужаса, перебирая своими волосатыми лапками – Элис лежит молча, словно надеется, что если притвориться мертвой – все проблемы исчезнут, а страх-кровопийца улетит искать себе другую жертву.

«Hide'n'seek» Алиссия

Ее запах и вкус были так знакомы. Почти забытые, почти родные. В голове зашумело сильнее. Воскресли отголоски того голоса, с которым он раньше жил постоянно. Тебе это нужно. Ее кровь, ее боль. Как и прежде. Всегда! Голос зверя, требующий утолить его жажду. Бен поддавался ему каждый раз, но не сейчас. Жмуря глаза, он отгонял навеянный обстоятельствами дурман. Сделал вдох. Выдохнул, опаляя девичью ладонь жарким прерывистым дыханием. Что она чувствовала, когда он так прикасался к ней? Что она чувствовала, когда его губы прижались к ране на пальце и испили капли крови? Он чувствовал только ее дрожь. Отчего Мария дрожала? От страха? Его близости? Это навеяло воспоминания о прошлом? О них? Но этого ему никогда не узнать. Он так и не сумел считать ее как раскрытую книгу. Мария тоже умела мастерски скрывать свои чувства и эмоции, а когда опускала глаза, пряча на полу, ее понять было еще сложнее... практически невозможно.
- Возможно, но если не заходить глубоко в лес, ты их не встретишь, - он вернулся к отвлекающим темам, чувствуя, как его собственный пульс постепенно ускоряется. Дело не было в крови, попавшей на язык. Все дело было в ней. Это близость Марии слишком сильно волновала, сбивая с толку.

«L'ete indien» Бенджамин

Каково это, быть в шкуре обманутого обманувшего? Сыграть партию в шахматы в абсолютную ничью и подавиться чужой пешкой на финальной черте? До отвратительного неприятно и, одновременно, торжествующе! Безобразно странное смешение чувств в одном единственном человеке, превращает его в растерянное животное, до конца не способное осознать, что внутри него имеет наибольшую силу? Желание отомстить и сделать это как можно ярче, чтобы запомнилось, чёрт раздери, или поддаться этому великолепию момента и насладиться им настолько, насколько это возможно? Эйдан Монтгомери не имеет ни малейшего представления о том, какую сторону ему выбрать. Выйти на свет, щурясь от боли в глазах или привычно скрыться в тени и, слившись с нею, злорадно улыбаться тем, кто его не замечает? В каждом проклятом движении его слышится и видится эта бесконечная ломка по обеим сторонам, по свету и тени. Сейчас, он рваным движением руки сдирает на ней привлекательные чулки, превращая их в бесполезный обрывок капрона, секущего нежную кожу бедра с внутренней стороны до тёмно-пунцовых разводов; а через секунду, господин Монтгомери вдруг пробуждается от жестокости и неистовства и сменяет гнев на милость, мягко стелясь вдоль её тела так, словно к нему и вовсе нельзя прикасаться.
«I celebrate the day that you changed my history» Эйдан

http://se.uploads.ru/xKjQ9.png

Увы, не все Псы попадают в Рай.

Лучшая игра недели

Рада ли она была его увидеть? Отчасти. Ну, во всяком случае, вырываться и звать на помощь не стала - и на том спасибо. Значит, Мэдок знал ее чуточку лучше, чем ему могло показаться. Разве только, он не предполагал, что ей придется узнать о настолько многом и таким неприятным способом. У нее было право послать его к черту - в родительском доме у нее даже возможность на это была, тогда как в любом другом месте Берк постарался бы ее переубедить, не особенно разбираясь в средствах. В конце концов, она ведь всегда его понимала, старалась понять, то почему бы и не сейчас? Возможно, то, что он совершил в своей жизни, было отчасти непростительным - во всяком случае, он сам себе до сих пор некоторые вещи не мог извинить, не мог позабыть их, как ни старался отключить пульсирующее жизнью сознание. Некоторые вещи находились за гранью понимания других людей, чужих ему, но ведь не была Джейд чужой... только вот, как бы он сам стал к ней относиться, если она сможет провести сквозь себя и насилие, и убийство, и наркотики. Разве хотел он для своей девчонки такого? Разве смог бы вернуть те чувства, что к ней испытывал, если та найдет ему оправдания даже в этом? Тогда стоило ли начинать ему эту жизнь, стоило ли надеяться хоть что-то изменить. Его путь лежал прямее всех прямых, и свернуть с него возможности не было... Он пытался. И к чему все это привело? Круг замкнулся.
- Я не уйду без тебя, - отвечал он даже тогда, когда ответов от него никто не требовал; когда у вопросов они никогда и не подразумевались, но Мэдоку было того не понять. - И нам нужно поспешить. Легавый смотался, но может вернуться, - едва слышно шептал он - недосуг ему было еще и родителей Джей разбудить, вот уж кто действительно подымет такой шум, что ему придется либо признать поражение и валить, покуда те не вызвали полицию, либо и вовсе вступить в противостояние, заполучив и стойкую ненависть девицы к нему.

Мэд

Можно ли было обвинять пса за то, что ни единожды получив по шее, он начинал скалиться на протянутую к нему руку? Его прошлое не делало его плохим, выворачивая в не добром свете скорее тех, кто был повинен тому, каким он стал. Кто не удосужился проявить хоть каплю заботы, кто всеми силами показывал ему, что за дикий и страшный мир его окружает и что единственным способом выжить в этом мире, если он конечно этого хотел, был тот, что заставлял стать его частью, неотделимой составляющей, маскирующейся под окружающую грязную действительность. Все, кто жил в это время были точно такими, вот только некоторые маскировали тело, а кто-то обмазывал чернотой, грязью и пороком собственную душу. По-другому было нельзя, и в этом заключался еще один выбор, что стоял перед Джей. Хочет ли она отвернуться от собственного благополучия, отказаться от благ цивилизации, но остаться честной с собой, или же она останется здесь, в собственной постели, но с той раной на душе от собственного предательства, что в конечном итоге превратится в уродливый шрам, закрывающий собой все что было в ней хорошего, всю ее возможную красоту.
Девушка сама не поняла, в какой момент по щекам ее заструились слезы, когда полумрак комнаты подернулся этой мутной дымкой, что искажала сидящего напротив него человека. От его слов, не ловких, не складных, но искренних, Джей чувствовала горечь. Возможно, ту что испытывал ее Мэд, вспоминая собственное прошлое, бесконечно виня себя за то, что ему приходилось об этом вспоминать и не находить слов для того, что на самом деле с ним происходило. Она винила себя, но в то же время хотела знать о нем все, по глупости своей ничуть не страшась, того, что могла бы услышать, думая, что примет его любым, поможет ему заново пережить и осмыслить все совершенное, хотя даже не знала что так пригибало его плечи к земле.

Джэйд

You had a bad day

Стоило Летти только уединиться в уборной, ее пробрал тихий, но вместе с тем истеричный смех. Она бегло осмотрела комнату на наличие мигающих красных огоньков – искала скрытые камеры. Нет, ну серьезно, если у кого-то был на руках распечатанный сценарий этого ситкома, не мог бы он поделиться с ней? Она ведь даже не знает своих реплик! Что вы, в самом деле, можете знать о невезении? Конте взглянула на себя в зеркало и поняла, что выглядит скверно, все попытки выглядеть свежим бодрым огурчиком свелись к тому, что на деле она выглядела как пересушенный урюк. Плеснув прохладной водой в лицо и подправив макияж, она не торопилась выйти из уборной. Остальные гости и жители квартиры в скором времени могли бы подумать, что у итальянки несварение или чего похуже, поэтому нужно было торопливо собраться с мыслями и придумать план дальнейших действий. Присутствие Нила делало эту миссию невыполнимой. Конте ущипнула себя за руку, поморщилась и выдохнула.
- Да к черту все, я способна держать себя в руках.
Подбадривая себя мыслями о том, что за столом ее ждет чудное винишко, которым можно будет скрасить свой вечер, она таки выбралась из своего убежища. К Шону у нее были вопросы, а вот встречных взглядов с Мэддоксом решено было старательно избегать. Чувство вины скребло по душе кошачьими когтями, закапывая, сами понимаете что, но длилось это недолго. Достаточно было обратить свой внимательный сияющий взгляд на Кэрри. Летти так и не смогла понять причин, по которым младшая сестра Шона так сильно невзлюбила ее еще в их первую встречу, но кое-что оставалось неизменным по сей день - они соперничали. Это частое явление между двумя женщинами. Практически всегда.
Летиция

Все еще ведомый своим безумным круговоротом мыслей я даже не заметил, как Летиция украдкой вошла в комнату. Мой слух принял ответ Керри, и я молча с ним согласился, лишь подарив какой-то нервный кивок в ответ. Не успел я опомниться, как губы ирландки со рвением примкнули к моим – чего я уж точно не ожидал и к чему явно не был готов. Рефлекторно я, конечно, поддался, но морально меня всего внутри сконфузило: я прекрасно понимал, что младшая Киллоран делает это назло своему брату, но я-то изначально шел сюда зарывать топор войны, а не откапывать новый. Да еще и Летти на это смотрит… Жуть как неудобно все это! Но Керри никогда не отличалась спокойным выдержанным нравом, я должен был это предвидеть. Оторвавшись от поцелуя, она моментально покидает нас и убегает на кухню, оставив меня на растерзание двух пар глаз. Как же мне неловко было поднимать на них взор, кто бы знал. Я слышал, как хмыкнул Шон в ответ на представление его сестры, но удивился, что он не зашелся эмоциями – видимо, не хотелось втягивать итальянку в подробности нашей драмы. И правильно. Он пригласил нас за стол, я занял свое место точно мумия: мои движения были настолько деревянными и статичными, что кажется, будто на меня смотрели не женщины, а медузы-горгоны. Страшное сравнение, понимаю, но я долго не решался встретить кого-либо из них взглядом, поэтому нервно потянулся к бокалу, когда услышал тост. С облегчением осушив две трети выпивки, я воспрял духом (а может внушил себе это) и наконец оторвался от гипнотизирования тарелки, когда мой друг обратился ко мне.
- Да знаешь, в общем-то всё неплохо, - я начал медленно и неуверенно, но прочистив горло, продолжал более резво.
Нил

Depression Club

- Ты ищешь другую работу – Карл ищет продавца в свой магазин. Всё сходится, осталось научить тебя улыбаться, - Дарья отвлеклась от коробки с китайской лапшой и уставилась на ирландку, - ну-ка, открой рот и скажи «уиии».
Глупая затея. Никто не стал бы прилично улыбаться, произнося идиотско-восторженное «уиии». Нужно говорить: я никогда больше не стану делать всякое дерьмо и тратить на это бесценные часы своей жизни. Вот тогда улыбка выйдет отличной. Возможно, чуть вымученной, но кого вообще волнуют подобные детали?
Телефонная трель прервала Дарьин педагогический порыв – хвала богам, это отозвался мобильник Сид; у Дарьи-то впереди целая неделя восхитительного пребывания в четырех стенах родной обители, ведь Карл отправился загорать на каких-то островах, обещая привезти любимой помощнице трубочку от коктейля. Может, даже целый зонтик – широта Карловой души могла бы охватить территорию Мексики.
- Сюда едет мой друг.
- Ты же говорила, у тебя нет друзей? – уличающим тоном сказала Фло, - или он пока не знает о ваших взаимоотношениях? Или он признал это, когда ты приставила к его голове пистолет и сказала «теперь мы друзья»?
- Нет, он…, - а ведь нет ничего проще подобрать характеристику другу, если у тебя их всего папа штук, - он хороший парень.
- Ооо, - понимающе кивнула Дарья.
Хороший парень – это либо билет во френдзону, либо нежелание портить ангела своей отвратительной натурой, либо было хорошо, но могло быть и лучше. Какой бы вариант ни оказался верным – нужно быстро допить остатки вина, чтобы Арчи восполнил запасы. 
Дарья

Как следы попойки на лице Сид, в морду Арчи глубоким клеймом впечатались его бессонные трудовыебудни в больнице: змеистый пунктир шва от диванного подлокотника на щеке, перегоревший на шести таблетках кофеина стук сердечного мотора в груди, синяки поверх мешков под глазами, слабоумие и отвага в самих глазах. В левой руке - пакет, томно позвякивающий двумя бутылками вина (ирландка предупредила о наличии у нее подруги, что само по себе вызывает сомнения, но вдруг она, эта подруга, окажется нормальной бабой?) и одной бутылкой виски. В правой - еще один пакет, напичканный коробками с салатами из отдела кулинарии, двумя пачками нарезного пармезана, упаковкой соленой семги и свежим багетом. «Ничего лишнего, - сказал себе Хит, зайдя в супермаркет, - только самое необходимое».
– А вы доктор, да? – вопрошал водитель, забравший его у госпиталя и заприметивший бейдж, который Арчи как раз перекладывал из одного кармана куртки в другой, пока искал карту.
– А вы таксист, да?
– Так-то у меня экономическое образование, – почему-то обиделся таксист.
– Ммм, – Арчи ткнулся виском в холодное стекло, найдя точку опоры для шаткой головы. За окном дождило, и красно-желтый свет фар пролетающих мимо машин расплывался неясными пятнами в лужах на асфальте и моргал в каплях на чуть запотевшем стекле.
– Экономистов сейчас, как собак нерезаных, – продолжил Рамиль, чье имя было отпечатано на удостоверении, закрепленном под зеркалом заднего вида. – А без гражданства работу найти и подавно невозможно. А так хорошо, денег на семью хватает, да и приятно, здесь не надо работать «на дядю», могу сам составлять себе рабочий график.
Арчи

My world is over one more time

Я не знал ее фамилии, кем она работает, как зовут ее мужа. Я ничего о ней не знал. Лишь имя Ева и что в прошлый понедельник у нее был сеанс у доктора Финча. Ева оставалась для меня загадкой, мне даже было неизвестно Ева — это ее настоящее имя или же псевдоним, который она выбрала случайным образом. И не смотря на всё это я не мог выбросить ее из головы. Мне не было стыдно за свой поступок, за то, что я тогда ее бросил и ушел. Но я не мог избавить себя от мысли, что хочу увидеть ее вновь. Это поглощало меня и доходило до навязчивой идеи. Но всё что мне оставалось делать это разводить руки и пытаться забыть. Поэтому всю неделю я работал не покладая рук, выполнял даже больше чем от меня требовалось, а если выпадали свободные минуты, то просто пил. Но как назло ром перестал быть таким притягательным, теперь он не заходил в меня с такой легкостью как раньше, а требовал в обязательном порядке корицы и апельсина. Сегодня был понедельник, а значит у меня должен был быть очередной сеанс у доктора Финча. Видеть этого ублюдка не хотелось, во всяком случае не сегодня. Я тяжело вздохнул, натягивая на себя футболку и размышляя. Позвонить и отменить сеанс или всё же пересилить себя. Я уже догадывался какие вопросы он будет задавать, как на меня смотреть, а его ручка строчить по листку бумаге очередные заметки. А меня жутко бесил этот звук.  Нет. Не сегодня. Я набрал номер секретаря Финча по памяти и стал дожидаться ответа.
- Добрый день. Это Райан. Лиам Райан. Не могли бы вы сегодня отменить мой сеанс у Александра Финча? А то я плохо себя чувствую, живот крутит, голова раскалывается, ноги ноют, руки ломит.
Лиам

Сегодня он особенно пьян.  Слышу, как он сбрасывает с себя пальто и пытается бороться с кашемировым шарфом, который надевал сегодня. Когда он трезв от него меньше шум. Именно поэтому я поднимаюсь с кресла и как можно тише покидаю общую гостиную. Нам необходимо избавиться от общества друг друга. Конечно, говорить за своего мужа я не в праве, но вот сама я точно не готова в очередной раз держать оборону.  Его негромкая портовая брань слышна за спиной, я учащённо дышу, выбирая направление, чтобы скрыться. Все уроки Алекса, как бороться с приступами паники не увенчались успехом. Всякий раз, когда я в курсе, что Бартон чертовски пьян и зол, что, по сути, никогда не бывает одного без другого, я паникую.  Паникую потому что знаю, что после его наглых ощупываний взглядом он потребует большего. Он всегда требует больше.
- Ева, - слышится за спиной, пока я стараюсь как можно тише прикрыть за собой дверь в  спальню. Путь лучше думает, что я сплю или что нахожусь вне дома. – Ева! – Его зов звучит резче, и от его голоса я вздрагиваю, после чего, словно бы лишившись опоры под ногами, почти падаю на постель, цепко в кулаках сжимая покрывало, в которое вцепилась.  Дверь в спальню бесшумно приоткрывается, тонкая точно лезвие ножа полоска света становится все шире, заполняется его тенью. Клинт делает глубокий вдох, словно пытается по запаху определить, где я нахожусь. Охотится.
- А, - он входит в комнату, заполняет собой все пространство, не смотря на свою стройность и подтянутость. Именно заполняет, вытесняя свет, звук и кислород. Я вжимаюсь лицом в покрывало, сердце бешено колотится. Неужели опять?
Ева

riders on the storm.

Тем временем наш небольшой двор кипел своей, только ему понятной жизнью. Дети играли на площадке. Миссис Картер сидела на лавочке и читала сегодняшний выпуск газеты. Молодые парочки сидели на противоположенной лавке, кто-то качался на качелях. День, который подходил к концу давал прохладу и расслабление жителям этого района. Мягкий свет, спокойный вечер. Для них. Для меня же он вновь зажжется новыми красками. И все как в первый раз. Заезжаю на стоянку, прохожих не было, поэтому самое время сделать то, что я забыл в мастерской. Время открутить номера и поставить на место них другие. Гонки вещь не очень законная и не хотелось бы, чтоб меня лишили прав, а того хуже, моего дьяволенка. Быстро перекручиваю все и прячу в специальное отделение в багажнике. Непосвященный ни за что не догадается об этом местечке. На все про все ушло не более восьми минут и я решил, что пора бы уже подниматься наверх домой. Так что захватив из тачки спрайт, я побрел по направлению к подъезду.
Открыл дверь я своими ключами. Ощущение такое, что дома никого не было. Чистая кухня, гостиная, даже раковина в ванной. Комната Сэма пустовала, и я уж было решил, что он куда-то свалил и не захотел со мной ехать, но моему взору открылась картина маслом. Черноволосый паренек в моей майке, спал в моей кровати. Не просто спал, а как-то по-особенному свернулся клубочком вокруг одеяла, посапывая в подушку. Если честно, то я подзавис, не зная каким образом мне на это реагировать. Гнать в шею засранца или же приютить ненадолго в своей каморке. Поставив бутылку с газировкой на подоконник, замечаю, что он чистейший. В голову сразу приходит мысль, что Элмерз просто устал после уборки.
Тайрон

Тай называет меня принцессой, и я начинаю вести себя соответственно своему королевскому происхождению. Распластавшись на мягкой кровати, я потягиваюсь словно ленивый кот, то и дело, готовый замурлыкать. Кларк начинает недовольно бурчать, но я его до последнего игнорирую. Решив не тратить на меня время, он снимает себя одежду и идет в душ. Я гляжу ему вслед, наблюдая за тем, как вальяжно он направляется к ванной. Тай кричит мне из коридора, что времени на сборы у меня крайне мало, что заставляет меня подняться с его уютного ложа и направиться в свою собственную комнату. Прокопавшись в гардеробе с полчаса, я понимаю, что совершенно не готов к посещению данного мероприятия. С горем пополам отыскав черные джинсы и рубаху, я гляжу на себя в зеркало. Чего-то не хватает! Вновь заглядываю в комнату своего друга, стягивая с вешалки его любимую косуху, которую он сегодня решает проигнорировать. Пока я это делаю - слышу, как  Тай во всю горланит, ругая какую-то Мэри. Выйдя из его комнаты, направляюсь в зал, и, во все 32 зуба улыбаюсь, глядя на то, как Кларк смотрит незамысловатую мыльную оперу.
- Я готов - извещаю своего спутника о собственной готовности к труду и обороне. Парень поднимается с дивана, а я тем временем задаю ему дежурный вопрос: - Ты же не против, что я стащил у тебя куртку, Ронни?
Ронни был совсем не против. Усевшись в нашего железного коня, мы направились к месту, которое стянуло сегодня всех стритрейсеров Нью-Йорка. За разговорами, время прошло быстро, и я перестал узнавать знакомые мне пейзажи, и, решил спросить Тая, куда мы направляемся. Кларк рассказал о том, что Йен отыскал новое место, которое еще никто не обкатывал.
Сэмюел

http://sd.uploads.ru/ZTfE5.png

https://68.media.tumblr.com/f1d07a0e5e4b781a17b416285dcfd3a0/tumblr_ovrny1mAtA1spd9kco2_250.png
Джонатан
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/ca2d354f2976e2b157bf910cb4b2d926/tumblr_ovyvgc7sMs1qdqywso1_250.gif
Син
посмотреть

http://savepic.net/9846534.png
Рипли
посмотреть

http://se.uploads.ru/lYoDu.png
Дамиан
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/3d7a3a3a92232a9e6ed33e91bdc79551/tumblr_ovy519LepI1soigcio1_250.png
Летиция
посмотреть

http://sf.uploads.ru/G1nP0.gif
Матиас
посмотреть


0

66

З А Я В К А   О Т   Н Е Й Т А Н А

https://68.media.tumblr.com/d22d4200fcef44b482c279947e35d795/tumblr_ow0q9gVmV11qdqywso1_400.png

Имя персонажа: Нисса (Кадди) Хилл, фамилия обсуждаема, имя точно нет, в скобочках фамилия до замужества.
Возраст: 29 лет, родилась 14.07.1988.
Внешность: Эбигейл Спенсер / Abigail Spencer (попробуйте нас разубедить)
Род деятельности: юрист (область обсуждаема)


Описание персонажа

Отношения с персонажем:
От Нейтана:
Для меня твое рождение не значило... ничего. Просто новый член семьи, о котором я должен знать, должен любить и должен создавать ей тот идеальный образ, которым так любил хвастаться наш отец. "Прежде всего, сынок, твое лицо - это твоя семья". Но в отличие от этого главного и золотого правила Неирина Кадди, я предпочитал не афишировать принадлежность к вам и все больше отдалялся от родителей и от тебя с братом. Воспитанный в жесткой атмосфере будущего наследника, того, кто продолжит дело отца, я стал не просто похож на него, а полной его копией, и чем старше становился, тем сильнее хотел искоренить в себе это. Мне выпал шанс, я заступился за брата, когда ты этого не стала делать. Почему, Нисса? Этот человек сделал с тобой первый шаг, именно он играл с тобой в куклы, именно он научил держать руль ровно и крутить педали, когда меня никогда не было рядом. В тот момент, когда я тебя заметил, ты предстала передо мной в ненормальном желании поддерживать отца, что запихнул родного сына в дурку, именуемую клиникой. Каждый наш разговор - это спор, перерастающий в ожесточенную битву с твоим огромным желанием заткнуть и поставить меня на место, и моим непрошибаемым спокойствием, что ты так и не унаследовала от старшего Кадди. Может, я бы и сожалел о том, что мы никогда не сможем нормально общаться, потому что и не было подобного за ушедшие года, вот только не сожалею, потому что так меня воспитали. Для меня ты не более чем капризная девчонка, что хочет урвать большой кусок пирога и доказать всему миру что-то, понятное лишь ей. Слишком не сдержана, слишком неусидчива и способная идти по головам, играючи обходить законы и общепринятые правила, чтобы добиться победы. А что будет после? Ты знаешь? Я мог бы тебе ответить, но вряд ли ты мне поверишь. Там не будет ничего.
От Финна: Мы с тобой всё детство провели вместе, ощущая эту нестерпимую связь двойняшек. Оба проводили время дома по большей части и в компании матери. Твое позитивное отношение ко мне начинает давать трещину после событий во время приезда Нейтана, когда тот выясняет правду о моем заключении в клинику. С того периода наша семья медленно, но верно начинает разрушатся, и виновником этого ты видишь во мне. После возвращения ты стараешься избегать меня, уповая на усердную подготовку к Кембриджу. Эффект «двойняшек» развеялся окончательно, когда ты узнала, что я травил отца. Однако твоя лютая ненависть поутихла с годами – ты решила, что виновата во всех грехах наша ветреная мать, которая имеет надо мной слишком сильное влияние. Своим желанием подражать отцу разочаровала меня. По итогу можно сказать, что в семье Кадди, я для тебя – второй после отца. Не воспринимаешь меня всерьез, считаешь нахлебником, который «весь в мать», однако критикуешь меня редко и вполне сносно терпишь мое присутствие. Отношения не пышут родством, но и натянутыми их не назовешь.

Описание персонажа:
Ты и Финн родились 14 июля 1988 года солнечным днем в Ирландии, буквально спасая родителей от ссор, что постепенно перерастали в непримиримые разногласия. Два очаровательных малыша на недолгое время смогли сплотить всю семью под одной крышей, и на какой-то момент они стали той самой идеальный картинкой с обложки, типичной образцовой семьей, о которой делают заметки в укор всем недобросовестным родителям. Большую часть детства Нисса провела с матерью и братом, за которым ходила хвостиком, но при этом постоянно получала подарки от отца как единственная дочь, потому что как бы не хотел отец проводить с ней время, он всегда ставил работу на первое место, а после рождения двойняшек вплотную занялся воспитанием будущего наследника, то есть старшего брата – Нейтана. От этого ни отец, ни брат не принимали участия в жизни младших Кадди. Тяжело шла на контакт с соседскими детьми, предпочитая быть рядом с Финном, который с возрастом все меньше уделял ей внимания, предпочитая общество Оноры.
Помимо трудностей переходного возраста девочку-подростка разлучают с двойняшкой, в котором души не чаяла, а после слов отца, что он отправляется на обучение в частную школу, она послушала разговор, из которого выяснила, что Финн в закрытой клинике и виновата в этом мать. Не удосужившись узнать истинную причину или спросить напрямую, она начинает отдаляться от матери и жалеть отца за то, что тот был вынужден отдать собственного сына на лечение. До возвращения Финна счастливая семья с обложки стала больше похожа на вынужденное соседство чужих людей, исключением было лишь одно яркое событие – громкий скандал между Нейтаном и отцом с обвинениями в адрес последнего, что тому плевать на младшего сына. Нисса встает на сторону Неирина, хоть и не признает это в слух, но для нее он теперь заменяет мать как авторитет. По возвращению блудного сына в семье наблюдается огромный раскол, но в силу характера каждого Кадди никто не говорит о своих претензиях вслух. На фоне большой любви к отцу, уважения и желания стать тем отпрыском, которым он будет гордиться, начинает усиленно заниматься юриспруденцией и заявляет о своем намерении продолжить семейную традицию и поступает в Кембридж, что позволяет не присутствовать при инциденте попытки Финна отравить собственного отца. Желая избегать общества не только двойняшки и матери, но и ненавистного старшего брата, о факте травли она узнает тогда же, когда и Нейтан, и становится свидетелем того, как один брат защищает другого и обвиняет во всем Неирина. При этом виновник событий уже давно находится за пределами страны. С отсутствием Финна все свое презрение и ненависть она направляет на старшего брата и хочет не просто быть лучшего него, как ей постоянно напоминали об этом в университете, а быть единственной Кадди, о которой будут говорить.
Последней же каплей становится то, что вскрылась не только измена матери, но и ее беременность от какого-то хахаля. Все семейные ценности и даже сильная привязанность к отцу вынуждают ее согласиться принять долгие ухаживания студента по обмену из Штатов, а по окончанию обучения принять предложение руки и сердца, чему она немало поспособствовала, и покинуть родные края без всякого сожаления, поддерживая связь с отцом по телефону, письмам и прочим радостям всемирной паутины. Теперь ей предстоит начать все с чистого листа со стремлением построить успешную карьеру.


Ваш пост

пост

Сколько Нейтан Кадди себя помнил, он всегда мечтал уехать из Ирландии, выбраться, так сказать, на волю, где будут открыты новые возможности, новые сферы и не будет вокруг знакомых мест и лиц. Нет, он без памяти был влюблён в красоты Ирландии, но искренне ненавидел свой дом, тот самый, кирпичный, двухэтажный дом с большой лужайкой с идеальным газоном и ровными клумбами, детской площадкой с горками и качелями, большим домиком на дереве, где с лихвой умещались его младшие брат и сестра. Несмотря на фасад счастливой семьи, таковой они не были. Отец всегда занимался карьерой, он сам был как ходячая работа, на любую просьбу поиграть с детьми или приехать пораньше, мужчина всегда отвечал одно и тоже «занят», на любое проявление спора реагировал спокойно, как и на крики вроде тех, когда Мэрид просилась на руки или Двейн пытался вытащить его попинать в мяч, Нейтан же, как самый старший, давно уже понял бесполезность попыток, после отказа, наверное, четвёртого, и их мать вполне справлялась с заменой, посвящая всю себя детям. А потом он пошёл в первый класс и как будущий наследник стал привлекать внимание второго родителя, получая вместо игрушек книги, вместо прогулок занятия, вместо фантастического кино, какие-то программы, смысл которых ещё не понимал. Неирин Кадди ошибочно видел в сыне самого себя, не замечая, что в нем, в каждом из его детей, его черт почти нет, но благодаря годам упорного труда, он смог вылепить из сына свою копию, повторяющую всю его жизнь, как заново просмотренный фильм: отличные оценки в школе, учеба в Кембридже, закончил с отличием, престижная работа и такая же щемящая пустота внутри, нехватка чего-то особенного, за что ошибочно можно было принять достижение новых карьерных высот, а на деле не хватало банального и самого простого человеческого счастья. В отличие от отца, Нейтан был упрямее и верил, что у него есть все, а эти пустоты – собачья чушь, и уехал он не потому, что что-то там искал вроде своего пути или предназначения, а просто он устал. Устал от отца, что выставляет его как трофей и намекает о детях, что продолжили бы славную традицию; устал от матери, что часто повторяет, что работа – это не главное; от брата и сестры, живущих свой собственной жизнью и ещё оба наперебой дают советы. Поэтому он с лёгкостью продал квартиру, взял жену, что не слишком была рада переезду, и оставил все позади.
Кадди не влюбился в этот город, но он обожал его бешеный ритм. Его раздражали обыденные по утрам пробки, что не были такими беспощадными в Дублине, но в это время в машине по телефону он успевал решать массу вопросов. Ирландец возненавидел лаявшую по утрам соседскую собаку, но эта сука всегда открывала пасть за минуту до будильника и заставлялся мгновенно проснуться и никакая смена часовых поясов не была бы ему помехой. Даже здешнее богатство шоппинга имело свою пользу, когда он откупался от ссор с женой, что все ещё была недовольна резкой сменой обстановки. Иными словами, он мог бы назвать себя счастливым человеком, своей работой он угодил отцу, своим настроением матери, откупился от брата и сестры, что они с женой счастливы, невозможность видеть друг друга часто в живую была ему на руку и позволяла увиливать от ответов и говорить то, что люди хотят слышать, при этом он не считал себя лжецом.
В эту пятницу Трис снова была недовольна – у неё сорвалась встреча с подругами в спа, и она планировала изрядно помотать нервы мужу и получит за это присмотренные туфли к платью, несмотря на то, что могла бы просто попросить и отказ не получила бы. Избалованная деньгами, она находила в этих скандалах какой-то извращённый адреналин и ей абсолютно не нравилась непробиваемость мужа, лишь изредка дающая трещины, отчего она не сдавалась и искала новые способы довести его. Набравшись опыта за три года брака, Нейтан сразу же отделялся работой, выслушал тираду, что не уделяет ей внимания, сказал, что «да, купи себе туфли и похвастаешься мне, когда я приду», и с чистой совестью пошёл в ресторан Фаренгейт, в который давно собирался выбраться и честно собирался там поработать, попутно и вкусно поесть. Все равно его дома ждал бы такой же ужин из любого другого дорогого ресторана, а тут никто не будет ему мешать.
- Будьте добры ваше фирменное блюдо, - он не стал углубляться в меню, слушая в это время голос в трубке своего бывшего клиента. – Ага… спасибо, - рассеяно кивнул, когда официантка произнесла название блюда, подтверждая свой выбор.
Пару лет он работал на Уилисса Грэндалла и занимался его ювелирным бизнесом, имел стабильный заработок, жёсткий график и клиента не с самым лучшим характером, но он действительно любил свою работу, а потом его попросили, так сказать, помочь родному племяннику, простое одолжение, пара советов с поправкой, что уголовные дела не его профиль, и, казалось бы, все, так нет. Теперь он стал официально нянькой, информатором, стукачом, доверенным лицом, да кем угодно, кто следил бы за Джастином, точнее делал вид, уделяя полное внимание лишь юридическим вопросам. Нейтан не любил детей и не планировал их заводить, о чем прямо сказал своей будущей жене перед тем, как предложить ей выйти за него замуж, а теперь на него словно повесили большого ребёнка несмотря на разницу всего в пять лет и что львиную долю времени «воспитательной работы» возложил на себя их менеджер. За что Кадди был особо благодарен ему.
- Спасибо, - кивнул официантке, когда подали его блюдо очень необычное на вид, даже непонятно, что это было: мясо, курица, рыба или что-то вегетарианское. – Что вы мне принесли? – поинтересовался он с приятной и вежливой улыбкой, закончив разговор по телефону пару минут назад.


Личные требования к игроку
Требования стандартные - грамотность, активность, желание развивать, не зацикливаться только на братьях, вокруг много интересных игроков, с кем можно придумать сюжеты. Пинать писать посты не будем, у всех бывают жизненные ситуации или просто муза ушла в запой. Графикой и играми обеспечим, любовью и скелетами в шкафу тоже. Общение вне форума только приветствуем, потому что это помогает еще лучше обмозговать игры, обсудить искрометные идеи или просто приятно поболтать. Все подробности обсудим уже лично. Приходи, мы тебя очень ждем.


Связь с вами
Гостевая, ЛС

0


Вы здесь » Дом Забвения » Партнёрство » Manhattan